В конце XX века изменилась концепция строительства правительственных зданий. Артитекторы традиционно проектировали официальные здания, так, чтобы каждый видел — там сидит власть. Вернее, даже не так, а с большой буквы — Власть. Колонны, золотая лепнина — все это должно было внушать почтение и трепет, подавлять грандиозностью и богатством.

Но уже в последние десятилетия минувшего века все изменилось. Теперь власть хочет казаться максимально открытой, ориентированной на человека, эффективной. Изменились и проекты зданий правительств, министерств и ведомств. Теперь там открытые пространства, стекло и алюминий.

«Диалектика, XXII век» подобрала тринадцать самых модерновых резиденций правительств, парламентов и президентов, возведенных в мире за последние несколько десятилетий.

13. Дом правительства Московской области, 2007, Красногорск, Россия

Огромный административный комплекс для органов власти Подмосковья был построен в 2004—2007 годах вблизи МКАД в Мякининской пойме Москвы-реки. Архитектор ЗАО «Курортпроект» Михаил Хазанов спроектировал изогнутое стеклянное здание, по мнению автора, повторяющее своей формой изгибы реки и раскрытое своим главным фасадом в ее сторону.

Функционально подмосковный Дом правительства состоит из трех блоков: репрезентативных помещений (конференц-залы, залы для приемов и торжественных собраний и так далее) в стилобате и на первом этаже, рабочей зоны министерских служб (на 3000 сотрудников) и самой эффектной части —17-этажной 90-метровой так называемой «Башни губернатора» с кабинетами руководства области. Из-за своеобразной формы, заканчивающейся перевернутым конусом, последняя немедленно получила название «Гвоздь», хотя по замыслу должно было напоминать маяк. Отличный символ российской вертикали власти.

Внутри комплекс объединен общими атриумами, причем высота главного многосветного атриума составляет 54 метра. Именно сюда сложной многоуровневой системой «улиц»-коридоров выходят большинство важнейших помещений здания, этот атриум служит и основным центром общественной жизни Дома правительства, ставшего при всей спорности своего внешнего облика первым крупным образцом современной правительственной архитектуры в России.

12. Дворец независимости, 2008, Астана, Казахстан

Дворец независимости в новой казахстанской столице — вероятно, ближайший аналог своего собрата в Минске, а может быть, даже его непосредственный источник вдохновения. Он также задумывался прежде всего в качестве места проведения самых ответственных официальных государственных мероприятий, совещаний (возможно, даже селекторных), съездов и приемов.

С Минском этот объект в Астане объединяет и скорость его появления на свет — дворец площадью 18 тыс. квадратных метров турецкие строители возвели всего за год. Проектировали комплекс также турки. Они решили, что идею казахстанской независимости лучше всего символизирует стеклянная трапеция, заключенная в контрастную белую решетку.

В отличие от минского «Палаца незалежнасці», по крайней мере на данный момент у астанинского «Тәуелсіздіка Сарайы» есть и важная общекультурная функция. Кроме помещений, используемых для официальных мероприятий, здесь находятся и несколько художественных галерей, музей истории Астаны, библиотека и даже кинотеатр.

11. Flagstaff House, 2008, Аккра, Гана

Западноафриканская Гана — по меркам континента довольно зажиточная страна, что в немалой степени обусловливается большими запасами нефти, природного газа, золота и алмазов. Всего этого оказалось достаточно, чтобы президент Джон Куфуор задумал строительство новой президентской резиденции на месте старого комплекса еще колониальных времен.

Здание в конечном итоге получилось на зависть куда более бедным соседям. Четыре вертикальных изогнутых объема с богатым золотистым остеклением, образующих в плане квадрат, объединены в верхней части перемычками и накрыты солнцезащитным «зонтиком»-решеткой, напоминая своеобразный карточный домик.

Обошелся ганскому народу этот «карточный домик», по разным оценкам, в сумму до $50 млн, что вызвало некоторое недовольство оппозиционному населению. Коррупционные скандалы, связанные со строительством Flagstaff House, во многом способствовали победе на следующих президентских выборах в Гане альтернативного кандидата. Джон Куфуор так и не смог воспользоваться задуманной им резиденцией.

10. Национальный парламент, 2008, Вадуц, Лихтенштейн

Полной противоположностью азиатскому и африканскому размаху и вкусу во всех смыслах выступает небольшое здание парламента в микроскопическом альпийском княжестве Лихтенштейн. Немецкий архитектор Ханс-Йорг Геритц выиграл конкурс на его проектирование еще в 2000 году, но строительство статусного для страны объекта закончилось только восемь лет спустя и обошлось княжеству в €25 млн.

Главным элементом комплекса служит зал заседаний парламента, расположенный в глухом объеме с высокой скатной крышей и перфорированный на нижних уровнях горизонтальными лентами остекления. Скромность и минимализм, использование кирпича и природного камня, наконец, очевидные отсылки к традиционной альпийской архитектуре, гармонирующей с историческим и природным окружением, — парламент Лихтенштейна служит отличным образцом бережного и аккуратного подхода к проектированию государственных комплексов.

9. Мянтюниеми, 1993, Хельсинки, Финляндия

Похожий подход и отсутствие страсти к гигантомании и показной роскоши продемонстрирован и в куда более крупном государстве — в Финляндии. Одна из трех официальных резиденций президента страны, получившая название Мянтюниеми, была построена по проекту бюро Рейма Пиетеля в живописном окружении хвойно-березового леса на берегу Балтийского моря.

Это традиционная скандинавская архитектура: мало этажей, много стекла, бетона, дерева (той же березы) и природного камня. Мянтюниеми состоит из множества многоугольных объемов, объединенных в комплекс сложной формы, тем не менее позволяющий президенту Финляндии (а это его основная повседневная жилая резиденция) максимально наслаждаться окружающей дом природой.

8. Kantei, 2002, Токио, Япония

Официальная рабочая резиденция премьер-министра Японии — торжество минимализма, открытости миру и новомодного примата экологии в архитектуре. Пятиэтажное здание — параллелепипед из стекла и металла общей площадью 15 000 квадратных метров и стоимостью в $350 млн.

На крыше комплекса установлены солнечные батареи, частично компенсирующие его потребность в электроэнергии. Вся дождевая вода здесь собирается, подвергается очистке и запускается в повторное использование. Интерьеры вдохновлены традиционной японской архитектурой: перегородки между помещениями выполнены из дерева, а в самом центре здания устроен сад камней.

7. Здание парламента, 2004, Эдинбург, Шотландия

Один из самых одиозных строительных проектов в Великобритании начала XXI века. Новое здание шотландского парламента мало того что расположилось в Старом городе Эдинбурга, включенном в охраняемый список Всемирного наследия ЮНЕСКО, так еще и обошлось налогоплательщикам в сумму, многократно превысившую первоначальный бюджет.

Планировалось, что суперсовременный парламентский комплекс напротив королевского дворца Холируд смогут построить за два года и потратить на это 195 млн фунтов. В действительности оказалось куда затратнее и продолжительнее по времени: пять лет и 414 млн фунтов.

Этот перерасход и сложная для восприятия постмодернистская архитектура каталонского автора Энрика Миральяса, кстати, не дожившего до сдачи здания парламента в эксплуатацию, сказались на общественной репутации сооружения — его порой даже включают в различные списки самых уродливых зданий Британии. Впрочем, у профессионалов каталонско-кельтский микс заслужил самую высокую оценку — комплекс парламента Шотландии в 2005 году получил премию Стирлинга, высшую архитектурную награду Великобритании.

6. Административный комплекс, 2007 — настоящее время, Сечжон, Южная Корея

В Южной Корее решили не мелочиться и с 2007 года сооружают в центральной части страны целый новый город Сечжон, куда планируется перевести около 36 министерств, ведомств, национальных агентств и прочих государственных учреждений. Строительство новых административных столиц, которые заменяют в качестве правительственных резиденций старые, часто перенаселенные мегаполисы, — практика, активно применяемая еще с середины XX века. Сечжон — самый свежий подобный пример.

Предполагается, что жить в этом рае для бюрократов стоимостью около $20 млрд к 2030 году будет около 500 тыс. человек — преимущественно государственные служащие, члены их семей и персонал, обслуживающий соответствующую инфраструктуру. В настоящий момент амбициозный план в самом разгаре своего осуществления, даже несмотря на активную оппозицию значительной части населения и политиков Южной Кореи, считающих его несвоевременным.

Собственно правительственный комплекс представляет собой единый ансамбль семиэтажных зданий общей площадью 213 тыс. квадратных метров. Его строительство началось в ноябре 2011-го, а уже спустя два года сюда переехали первые министерства: финансов, торговли, образования, транспорта и другие.

5. Сенедд, 2006, Кардифф, Уэльс

При строительстве открытого в 2006 году нового здания валлийского парламента неприятные уроки его шотландского аналога учтены не были. Многократный перерасход средств над первоначально запланированными и срыв сроков сдачи комплекса в эксплуатацию случился и в Кардиффе, хотя общий ущерб был не так велик, как в Эдинбурге: бюджет проекта в конечном итоге составил 70 млн фунтов — мелочи в сравнении с 400-миллионным шотландским гигантом.

Дворец, расположившийся на месте снесенных кардиффских доков, спроектировал выдающийся британский архитектор, лауреат Притцкеровской премии Ричард Роджерс. Издалека стеклянное здание со стальной изогнутой крышей напоминает скорее какой-нибудь ультрасовременный театр. Максимальная открытость постройки окружающей среде должна была улучшить имидж критикуемого населением парламента Уэльса.

Здание Сенедда на момент постройки являлось одним из самых экологически чистых в Европе. Широкое использование естественного освещения, повторная рециркуляция дождевой воды, ее геотермальный обогрев сводят расходы на его эксплуатацию к минимуму, что, безусловно, не может не нравиться валлийским избирателям.

4. Ведомство федерального канцлера, 2001, Берлин, Германия

После объединения Восточной и Западной Германии перед немецким правительством остро встал вопрос размещения федеральных государственных учреждений, переводимых из Бонна. Для этого вблизи Рейхстага и Бранденбургских ворот в излучине Шпрее в 1997 году началось сооружение нового правительственного квартала, получившего название «Федеральная лента».

Главным элементом всего комплекса стало массивное постмодернистское ведомство федерального канцлера — рабочая и жилая резиденция главы немецкого правительства. Спроектированное архитекторами Акселем Шультесом и Шарлоттой Франк здание длиной 36 метров и площадью 12 тыс. квадратных метров в народе было сразу же прозвано «Колизей» (игра слов — кроме размеров, обыгрывается и фамилия канцлера Коля, при котором началось его строительство) и Bundeswaschmaschine («федеральная стиральная машина» — из-за специфической кубической формы центральной части и характерных круглых окон-иллюминаторов).

3. Palazzo Lombardia, 2010, Милан, Италия

В середине нулевых годов XXI века региональное правительство итальянской области Ломбардия решило объединить свои подразделения, разбросанные по Милану, в единый комплекс.

Новый «Ломбардский облисполком» был построен в течение трех лет, к 2010-му, в формирующемся новом «небоскребном» районе города Porta Nuova и получил название Palazzo Lombardia. В едином ансамбле, спроектированном американской компанией Pei Cobb Freed & Partners, были объединены две изогнутые высотки и сразу несколько малоэтажных корпусов также с криволинейными очертаниями. Между ними устроили рекреационное общественное пространство с ресторанами и магазинами со свободным доступом для всех желающих.

На протяжении года главная 43-этажная башня Palazzo Lombardia высотой 161 метр была высочайшим зданием всей Италии.

2. Здание парламента, 2012, Кутаиси, Грузия

В годы правления президента Михаила Саакашвили строительство современных административных зданий для государственных учреждений Грузии приобрело массовый характер. Крупнейшим проектом стало возведение нового комплекса парламента страны, причем одновременно он переносился из ее столицы в Кутаиси, что должно было способствовать равномерному развитию грузинских регионов.

Эффектное овальное здание-купол, по задумке властей и испано-японской команды архитекторов, должно было символизировать светлое демократическое будущее Грузии. Стране это будущее обошлось в $83 млн.

Естественно, такие расходы, существенные для небольшой бедной страны, вызвали шквал критики. Население протестовало против не слишком понятных массам «имиджевых» трат, а политики указывали на парадоксальность выноса за пределы столицы одного лишь парламента, притом что правительство и президент оставались в Тбилиси. К тому же для строительства комплекса был снесен мемориал воинской славы начала 1980 годов, впрочем, давно находившийся в аварийном состоянии и, по утверждению властей, уже не поддававшийся ремонту.

1. Европарламент, 1999, Страсбург, Франция

Главное средоточие европейского парламентаризма для одних и одна из основных обителей зла для других, комплекс украсил Страсбург в 1999 году. Спроектированный парижским бюро Architecture-Studio под впечатлением от античных амфитеатров, он состоит из нескольких корпусов, но самой заметной и узнаваемой является стеклянная башня-цилиндр высотой 60 метров и диаметром 100 метров.

С определенных ракурсов башня производит впечатление недостроенной. Такой эффект авторы проекта задумали специально: этот фасад обращен на восток и на момент постройки символизировал открытость странам Восточной Европы, которым еще предстояло (а некоторым и до сих пор предстоит) вступать в Евросоюз.

Комплекс общей площадью 220 тыс. квадратных метров обошелся Евросоюзу в €470 млн и к настоящему моменту уже стал одной из достопримечательностей столицы Эльзаса.

Фото: onliner.by

Лимонов об оппозиции: они пустышки, а не революционеры Стоимость комплектующих iPhone X — 370 долларов «Путеводитель по лжи»: как находить истину в океане информации Советские люди Луи Альтюссер. Как читать «Капитал»? Красный май во Франции Красный май в 1968 году: как невозможное воплотить в жизнь Обезьяна Что в нас особенного? 50 лет назад погиб Че Гевара Оборонительная урбанистика, или Архитекторы наносят ответный удар