Если экономика не свернет с нынешнего пути, возможно, нас ждет суперкапитализм с супернеравенством. Доля трудовых доходов будет стремиться к нулю, а доля доходов от капитала, наоборот, приблизится к 100%. Всю работу станут делать роботы, а большинству людей придется сидеть на пособии.

Что такое капитализм, человечество более или менее разобралось. Один из вариантов — это экономика, в которой существенная доля доходов приходится на капитал (дивиденды с акционерного капитала, купонные выплаты по облигациям, рентный доход и т. д.), в противовес доходу от труда (зарплаты). А что же тогда такое суперкапитализм? Это экономика, в которой капитал генерирует все доходы, а труд — почти никаких, он вообще практически не нужен.

Классики марксизма до такой теоретической конструкции в своих работах не доходили: как известно, для Ленина высшей степенью капитализма был империализм, для Каутского — «ультраимпериализм».

Между тем будущее, вполне возможно, именно за суперкапитализмом, технологической антиутопией, в которой эксплуатация человека человеком будет упразднена не из-за победы угнетенных классов, а просто за ненужностью труда как такового.

Труд не нужен

Труд постепенно становится все менее востребованным. Американские экономисты проследили эволюцию доли труда в доходах с 1975 по 2013 год. Доля эта плавно, но неуклонно снижалась по всему миру, с 57% до 52%.

Снижение доли трудовых доходов в развитых государствах отчасти объясняется аутсорсингом в страны с более дешевой рабсилой. Закрыл какой-нибудь завод по производству холодильников в Иллинойсе и перевел его в Мексику или Китай — экономия на зарплатах относительно дорогим американским рабочим тут же отражается как снижение доли труда в доходах и увеличение доли капитала, на который теперь трудятся менее привередливые мексиканцы или китайцы.

Труд «синих воротничков» стоит все дешевле, что заставляет их выходить на улицы

Однако и в развивающихся странах доля труда также снижается, что плохо сочетается с классической теорией международной торговли (развитие торговли по идее должно снизить долю труда в странах с избытком капитала и повысить ее в странах с избытком рабочей силы).

Объяснение, скорее всего, в трудосберегающих технологических прорывах в отдельных отраслях. А отраслевые изменения транслируются в изменения на страновом уровне (исключение — Китай, где динамика объясняется релокацией рабсилы из трудоинтенсивного аграрного сектора в промсектор).

Бразилия и Россия — среди немногочисленных исключений: в этих странах доля труда против общемирового тренда незначительно, но выросла.

Экономисты МВФ предполагают, что в некоторых развивающихся государствах отсутствие снижения доли труда объясняется недостаточным применением трудосберегающих технологий: изначально мало рутинного труда в промышленности — нечего автоматизировать. Хотя для России, с ее исторически искаженным рынком труда (масса низкооплачиваемых и неэффективных рабочих мест, фактически «скрытая безработица»), это вряд ли может служить единственным объяснением.

Чем оборачивается эта макроэкономическая абстракция для конкретного человека? Более высоким шансом выпасть из среднего класса в бедность: значимость его труда постепенно девальвируется, а для среднего класса зарплата — основа всего (в высокодоходных группах все не так плохо). Особенно сильное падение доли труда в доходах отмечается для низко- и среднеквалифицированного персонала, среди высокооплачиваемых профессий, наоборот, рост — как в развитых, так и в развивающихся экономиках.

Средний класс медленно, но верно, исчезает

В будущем роботы и искусственный интелект вытеснят человека из экономики

В свежем исследовании МВФ «Income Polarization in the United States» отмечается, что с 1970 по 2014 год доля домашних хозяйств со средними доходами уменьшилась на 11 пунктов (с 58% до 47%) от общего числа домохозяйств США.

Происходит поляризация, то есть вымывание среднего класса с переходом в низко- и высокодоходные группы.

С 1970 по 2000 год поляризация была равномерной — почти одинаковое число «середняков» поднимались в высший класс и опускались в низший (по доходам). Но с 2000 года тенденция стала обратной — средний класс стремительно опускается в низкодоходную группу.

Поляризация доходов и вымывание среднего класса плохо отражается статистикой неравенства, которая привыкла оперировать коэффициентом Джини. Когда Джини равен 0, у всех домохозяйств одинаковые доходы, когда равен 1, все доходы получает одно домохозяйство, а остальные — ничего.

Индекс поляризации работает иначе. Он равен 0, когда доходы всех домохозяйств одинаковы. Чем больше хозяйства различаются по доходам, тем выше индекс. Он достигает 1, когда все хозяйства разбились на две группы: одни не получают ничего, другие поровну делят всё.

Если коэффициент Джини в США с 1970 по 2014 год повышался достаточно плавно (с 0,35 до 0,44), то индекс поляризации просто взлетел (с 0,24 до 0,5), что указывает на мощнейшее вымывание среднего класса. Аналогичная картина наблюдается и в других развитых экономиках, хотя и не столь явно.

Роботы вытесняют даже дешевую рабочую силу

Причины вымывания среднего класса аналогичны причинам падения доли труда в доходах: перенос промышленности в страны с более дешевой рабочей силой. Впрочем, аутсорсинг — уже во многом история. Новый тренд — роботизация.

Недавние примеры. В конце июля тайваньская компания Foxconn (основной поставщик Apple) заявила о планах инвестировать $10 млрд в фабрику по производству LCD-панелей в США, штат Висконсин.

Экономиста тут поразит одна деталь — несмотря на колоссальный объем заявленных инвестиций, трудоустроены на фабрике будут всего 3 тыс. человек.

(Правда, с перспективой расширения, так как власти штата настаивают на создании как можно большего количества рабочих мест).

foxconn заменит 60000 рабочих роботами

Foxconn — один из пионеров нынешней волны роботизации. В Китае компания — крупнейший работодатель, на ее фабриках трудится более 1 млн рабочих. С 2007 года предприятие стало производить роботы Foxbots, способные выполнять до 20 производственных функций и замещать рабочих. В планах Foxconn — довести уровень роботизации до 30% к 2020-му. Более долгосрочный план — полностью автономные отдельные фабрики.

Другой пример. Австрийская сталелитейная компания Voestalpine AG недавно инвестировала €100 млн в строительство завода в Донавице по выпуску стальной проволоки с объемом производства в 500 тыс. тонн в год.

На прежнем производстве компании с таким же объемом выпуска, построенном в 1960-е, было занято около 1000 рабочих, сейчас же здесь… 14 работников.

Всего, по данным World Steel Association, с 2008 по 2015 год, число рабочих мест в сталелитейной индустрии в Европе сократилось почти на 20%.

Производство все меньше нуждается в присутствии человека
Фото: XINHUA / AFP / EASTNEWS

Производство все меньше нуждается в присутствии человека

Инвестиции в современное производство, видимо, все в меньшей степени будут идти параллельно с созданием рабочих мест (а рабочие места «синих воротничков» и вовсе станут редкостью).

Приведенные примеры, где на $3–7 млн инвестиций создается одно рабочее место, резко контрастируют с цифрами, характерными для конца ХХ века (например, база данных по прямым иностранным инвестициям в северо-восток Великобритании с 1985 по 1998 год дает в среднем девять рабочих мест на £1 млн инвестиций).

Полностью автономные фабрики (lights out factories) пока еще экзотика, хотя некоторые компании уже оперируют производствами с нулевой рабочей силой (Phillips, Fanuc). Однако общий тренд ясен: на некоторых предприятиях, а потом, возможно, и в целых отраслях доля трудовых доходов будет снижаться еще более стремительно, чем она снижалась два последних десятилетия. У промышленных рабочих не то что нет будущего — у них уже во многом нет и настоящего.

Будущее нынешнего среднего класса — неквалифицированный труд

Вышибаемый из промышленности, экс-средний класс вынужденно приспосабливается. Он худо-бедно находит себе новую работу, что подтверждает и нынешний низкий уровень безработицы, особенно в США. Но за редким исключением работа эта с меньшим доходом и в малопроизводительных секторах экономики (неквалифицированный медицинский уход, соцобеспечение, HoReCa, фастфуд, ритейл, охрана, уборка и т. п.) и обычно не требует серьезного образования.

Будущее нынешнего среднего класса — неквалифицированный труд

Как отмечает экономист MIT Дэвид Оута в статье «Polanyi’s Paradox and the Shape of Employment Growth», динамика рынка труда развитых стран в последние десятилетия — манифестация «парадокса Поланьи».

Машина с более высоким, чем у человека, интеллектом, не может справиться с примитивными задачами, которые легко выполняет человек.

Экономист Майкл Поланьи еще в 1960-е указывал, что масса человеческой деятельности основывается на «молчаливом знании» — на визуальных и слуховых навыках. Это умение сделать прическу, обслужить клиента в баре, присматривать за ребенком — в общем, множество работ, которые очень трудно или невозможно описать с помощью машинных алгоритмов.

Восемь из топ-10 самых быстрорастущих профессий в США за последние несколько лет — это низкооплачиваемый, плохо алгоритмизируемый «ручной» труд (сиделки, няни, официанты, повара, уборщики, водители-дальнобойщики и т. п.).

Toп-10 профессий с прогнозируемым максимальным ростом числа рабочих мест в США (2014–2024 годы)

Рост за 2014–2024 годы, тыс. человек Рост за 2014–2024 годы, % Медианная годовая зарплата (2016 год), $
Все профессии 9779 6,5 37040
Сиделка 458 25,9 21920*
Сертифицированная медсестра 439 16 68450**
Домашняя сиделка 348 38,1 22600*
Официант 343 10,9 19440*
Продавец 314 6,8 22680*
Ассистент медсестры 262 17,6 26590*
Специалист по работе с клиентами 253 9,8 32300*
Повар 159 14,3 24140*
Менеджер по производству 151 7,1 99310**
Строительный рабочий 147 12,7 33430*

* Профессии с зарплатой ниже медианной.
** Профессии с зарплатой выше медианной.

Источник: Occupational Employment Statistics program, US Bureau of Labor Statistics.

Правда, автоматизация тоже не стоит на месте и роботы уже справляются с неразрешимыми ранее задачами (основа которых — визуальное и слуховое распознавание, сложная моторика). В перспективе давление на средний класс должно продолжиться, а рост занятости в упомянутых сферах прекратится. Поляризация и дальнейшее падение доли труда в доходах тоже, судя по всему, продолжится.

Человек — слабое звено, от которого надо избавиться

Или взять другого пионера новой экономики — Uber, приложение, революционизировавшее индустрию такси. Плюсы Uber очевидны (особенно с точки зрения клиентов), и перечислять их нет смысла.

В Uber несколько тысяч сотрудников, а по контрактам на компанию трудятся порядка 2 млн водителей по всему миру. Немногочисленные сотрудники Uber получают неплохие зарплаты, хотя их благосостояние несравнимо с собственниками компании, капитализация которой приближается к $70 млрд (структура непубличная и не раскрывает ни точного числа сотрудников, ни их зарплат, а капитализация оценивается по предложениям долей в собственности частным инвесторам). А вот 2 млн водителей имеют, по данным Earnest, медианный доход чуть больше $150 в месяц. Uber не считает водителей своими сотрудниками и не обеспечивает их каким-либо социальным пакетом: просто берет 25–40% комиссии за контакт водителя с клиентом.

Уже сейчас Uber — классический пример «победитель получает все—компании» в новой «победитель получает все—экономике» (богатейшие компании цифровой экономики, так называемые FANG — Facebook, Amazon, Netflix, Google — такие же). Но останавливаться на этом Uber не собирается: цель — полностью избавиться от слабого звена, 2 млн водителей. Несомненно, машины без водителей — дело ближайших нескольких лет, и акционерам Uber люди окажутся не нужны вовсе: у них будет капитал, которого вполне достаточно, чтобы заменить человека.

Свежий доклад IEA «The Future of Trucks» оценивает потенциал автономных автомобильных грузовых перевозок. Именно они первые подвергнутся автоматизации. Переход на автономную автомобильную перевозку грузов может высвободить до 3,5 млн рабочих мест только в США. При этом водители-дальнобойщики в Штатах — одна из немногих профессий с зарплатой значительно выше медианной и при этом не требующей университетского диплома. Но они новой экономике не нужны.

А потом не нужны окажутся и другие профессии, традиционно считающиеся творческими и незаменимыми,— инженеры, юристы, журналисты, программисты, финансовые аналитики. Нейросети ничем не уступают человеку в так называемом творчестве — могут и картину написать, и музыку сочинить (в указанном стиле).

Освоение роботами тонкой моторики убьет и хирургов (работы в этом направлении уже идут: вспомните, к примеру, полуробота-хирурга da Vinci), и парикмахеров, и поваров. Интересна судьба спортсменов, шоуменов и политиков — технически их замещение роботами возможно, но привязка к человеческому в этих сферах представляется довольно жесткой.

«Белым воротничкам» ничего не грозит. Кто не работает, тот ест

Эрозия занятости «белых воротничков» пока не так заметна, но в скрытой форме она уже идет. Вот как обозреватель Bloomberg Мэтт Левин описывает работу Bridgewater, одного из крупнейших в мире хедж-фондов c активами под управлением в $200 млрд:

«Сооснователь Bridgewater Рэй Дэлио в основном пишет книги, либо посты в Twitter, либо дает интервью. 1500 сотрудников не занимаются инвестициями. Для всего этого у них есть компьютер!

Bridgewater инвестирует в соответствии с алгоритмами, и лишь очень немногие из сотрудников хотя бы примерно понимают, как эти алгоритмы работают. Сотрудники же занимаются маркетингом фирмы, отношениями с инвесторами (IR), и, самое главное, критикой и оценкой друг друга. Основная проблема компьютера в данной модели — удержать 1500 людей занятыми таким образом, чтобы это не мешало его сверхрациональной работе».

Часть «белых воротничков» может оказаться на улице — их труд станет не востребован

Впрочем, действительно высокооплачиваемым «белым воротничкам» новая экономика точно ничем не грозит. Для того чтобы сидеть в раздутом совете директоров крупной компании, часто не требуется вообще никакой физической или умственной работы (кроме, возможно, способности вести интриги).

Однако нахождение на вершине иерархии означает, что именно на этом уровне принимаются все или почти все кадровые решения, поэтому корпоративная и высшая чиновническая элита сама себя компьютерами и роботами не заменит. Точнее, заменит, но должность себе оставит, а зарплату повысит.

Элита опять же совмещает трудовые доходы со все большими доходами от капитала, поэтому даже маловероятное уничтожение трудовых доходов ее не особенно заденет.

Образование потеряет ценность

Американский Pew Research Center опубликовал в мае подробный доклад, посвященный будущему образования и работы, «The Future of Jobs and Jobs Training». Методология обзора — опрос 1408 профессионалов в сфере ИТ, экономистов и представителей инновационных бизнесов, из которых 684 дали подробные комментарии.

Основные выводы пессимистичны: ценность образования будет девальвироваться точно так же, как и отдача от человеческого труда,— это взаимосвязанные процессы.

Если человек будет уступать во всем искусственному интеллекту, то и его образование перестанет представлять особую ценность. Чтобы понять это, достаточно простой аналогии, в свое время предложенной футурологом Ником Бостромом, автором книги «Superintelligence». Предположим, что самый умный человек на Земле умнее самого глупого в два раза (условно). А искусственный интеллект будет развиваться экспоненциально: сейчас он на уровне шимпанзе (опять же условно), но через несколько лет превзойдет человека сразу в тысячи, а потом и в миллионы раз. На уровне этой высоты и сегодняшний гений, и сегодняшний тупица окажутся одинаково ничтожны.

Роботы учатся быстрее людей, и в области знаний человек довольно скоро отстанет от искусственного интеллекта
Фото: Reuters

Роботы учатся быстрее людей, и в области знаний человек довольно скоро отстанет от искусственного интеллекта.

Чем должно заниматься образование в таком контексте, к чему готовить? Рабочие места? Какие еще рабочие места? «После уже стартовавшей революции искусственного интеллекта невозможно будет поддерживать постиндустриальный уровень занятости. Оценки для худшего сценария предусматривают 50-процентную глобальную безработицу уже в нынешнем столетии.

Это не проблема образования — сейчас легче, чем когда бы то ни было, заниматься самообразованием. Это неизбежный этап человеческой цивилизации, с которым надо справляться при помощи масштабного увеличения государственного соцобеспечения (например, универсальный безусловный доход)»,— отмечается в докладе.

Опрошенные в ходе исследования эксперты указывают на бессмысленность изменений в обучении. «Я сомневаюсь в том, что людей можно обучить работе будущего. Она будет выполняться роботами. Вопрос не в том, чтобы подготовить людей к работе, которой не будет, а в том, чтобы распределить богатство в мире, в котором работа станет ненужной»,— замечает Натаниэль Боренштейн, научный сотрудник Mimecast.

Алгоритмы, автоматизация и робототехника приведут к тому, что капиталу не нужен будет физический труд. Ненужным окажется и образование (искусственный интеллект самообучаем). Или, точнее, оно утратит ту функцию социального лифта, которую хоть и очень плохо, но все же выполняло.

Как правило, образование лишь легитимизировало неравенство по цепочке — приличные родители—приличные районы—статусные школы—статусные университеты—статусная работа. При суперкапитализме эта цепочка станет ритуальной — престижный диплом будет не более чем маркером социального статуса для владельцев капитала, которые не выполняют никакой работы.

Университеты в этом случае, возможно, превратятся в аналоги гвардейских училищ при монархиях до ХХ века, но уже для детей элиты новой экономики. Вы в каком полку служили?

Киберпанк — не фантастика, а близкая реальность

Неравенство в мире суперкапитализма будет несопоставимо выше, чем сейчас. Огромная отдача от капитала может сопровождаться нулевой отдачей от труда. Как подготовиться к такому будущему? Скорее всего, никак.

Если доход от труда будет постепенно исчезать, единственная надежда — на доход от капитала.

Остаться при делах в мире суперкапитализма можно, только владея этими самыми роботами и искусственным интеллектом.

Финансист Джошуа Браун приводит пример своего знакомого владельца небольшой сети продуктовых магазинов в Нью-Джерси. Несколько лет назад тот заметил, что Amazon.com начинает выдавливать мелких розничных продавцов из бизнеса. Лавочник стал покупать акции Amazon.com. Это не было традиционной инвестицией на пенсию — скорее страховка от полного краха. После разорения собственной сети бизнесмен хотя бы компенсировал свои потери выросшими в разы акциями.

Судьба тех, у кого не будет капитала, в мире суперкапитализма туманна: все будет зависеть от этики тех, у кого капитала, напротив, окажется в избытке. В лучшем случае, это может быть или вариация на тему «коммунизма» для всех (супернеравенство нивелирует само себя — производительные силы общества будут бесконечно велики). Или всеобщий «паек» — безусловный доход в среднем случае (если сработает налоговое перераспределение сверхдоходов). Или сегрегация и создание социальных «зеленых зон» и «гетто» — все как в футуристическом фильме на темы киберпанка.

По мотивам публикации: Александр Зотин, ст. научный сотрудник Всероссийской академии внешней торговли. (с) Коммерсантъ

Насекомое 8,5 способов послужить науке с помощью смартфона slow_news Движение за медленные новости (Slow News Movement): здоровый подход к журналистике Раковые клетки Когда доброкачественная опухоль становится злокачественной 30 лет бандитского капитализма Большая подборка ссылок о космосе Уникальная панорама Москвы в 2050 году — 360° Вина за чужой порок. История проституции в России Тьма звёзд Почему на Марсе яблони не зацветут и картошка не уродится