В 2017 году исполняется не только 100-летний юбилей Февральской и Октябрьской революций, но и 30 лет современного капитализма в России. 5-го февраля 1987 г. была, по сути, легализована предпринимательская деятельность в Советском Союзе. Однако, несмотря на то, что с этого момента прошло уже 30 лет, какого-то объективного анализа политических и экономических изменений до сих пор проведено не было.

Максим Миронов, блоггер

Почему? Ответ может заключаться в том, что в современной России просто не существует непредвзятых сторон. Оппозиционные журналисты и общественные деятели не могут объективно относиться к 90-м. У многих из них на этот период пришелся финансовый и карьерный расцвет, и лично у них все было хорошо. Журналисты и деятели, которые сейчас представляют политический мэйнстрим, не могут критично относиться к эпохе 2000-х – никто не будет кусать руку, которая кормит.

В итоге получается противостояние тех, кого хорошо кормили в 90-ые (они хвалят те годы, и критикуют режим Путина) и тех, кого хорошо кормят сейчас (они ругают лихие 90-ые и хвалят 2000-ые, когда страна «встала с колен»). Первые мифологизируют 90-ые – тогда была свобода, честные выборы, независимые медиа, открылось окно возможностей и т.д. Вторые, наоборот, мажут все 90-ые черной краской – бандиты, обнищание населения, развал экономики и т.д. Однако если провести объективный анализ, то можно увидеть, что никакой принципиальной разницы между 90-ми и 2000-ми нет, и режим Путина — это логичное продолжение режима Ельцина. Более того, сама модель капитализма, которую мы наблюдаем сейчас – это ровна та же модель, которая существовала в 90-ые, а ее основы были заложены еще в конце 80-х.

Рентная экономика

Основа российской экономики – это извлечение ренты в широком смысле. Кто-то сидит на природных ресурсах, кто-то на бюджете, кто-то на импорте-экспорте, кто-то на чем-то еще. Несмотря на то, что каждое правительство уже много лет грозится перейти от рентной экономики к инновационной, все декларации остаются на бумаге (вернее превращаются в новые рентные кормушки по типу Роснано или Сколково). Однако нельзя винить Путина в создании такой экономики – ее основы были заложены еще в 80-ые и получили развитие в 90-ые.

Закон о кооперации 1987-го г. декларировал своей целью создание кооперативов по производству товаров народного потребления. Но на практике никакого расцвета производственных предприятий не получилось – закон использовали, чтобы извлекать ренту из советской плановой экономики.

Например, директор или завцеха переводили на хозрасчет какой-то цех, продавали продукцию по рыночным ценам, а все затраты несло основное предприятие. Никто извне во внутренней бухгалтерии предприятий особо не разбирался, в результате руководство присваивало себе прибыли,  национализируя убытки и затраты (ведь само предприятие было государственным, то есть убытки и затраты были государственными). Другим способом извлечения ренты была покупка товаров по государственным ценам и продажа по коммерческим. У кого был доступ к подобным закупкам – тут же становились очень успешным предпринимателями.

К слову, отсюда и полный дефицит всего и вся в государственных магазинах в конце 80-х. Новые предприниматели вымывали продукты из государственного оборота, чтобы продать их по коммерческим ценам. Наконец, были популярны рентные схемы по переводу денег из безналичных в наличные. В СССР существовали, по сути, две денежные системы, которые практически не пересекались. Разрешение конвертировать безналичные деньги в наличные сказочно обогатило тех, кто имел доступ к такой конвертации и вызвало резкий рост скрытой инфляции (которая вылилась в открытую, как только отпустили цены).

В 90-ые развитие рентной экономики продолжилось. Путин и Ко сели на ренты, связанные с внешней торговлей. Олигархи 90-ых забрали себе советские ресурсодобывающие предприятия, и стали извлекать соответственно ресурсные ренты. Почему в 90-ые, казалась бы, когда всем дали полную свободу, с огромным неудовлетворенным спросом, не расцвели производства? Потому что стричь ренты – это всегда проще, чем что-то создавать, и в 90-ые все были заняты борьбой, кому достанутся ренты. Государство, по сути, способствовало развитию рентной экономики – передавая рентные отрасли в частные руки фактически бесплатно. Созданная Гайдаром налоговая система была просто грабительской. Она делала фактически невозможной нормальное развитие производства. Отсюда бурный рост теневой экономики, но в тени большое производство не построишь.  Современная российская экономика – это логичное продолжение рентной экономики, созданной в 90-ые. Немного поменялись владельцы и управленцы, а так все то же самое.

Коррупция

Тотальная коррупция, которая существует в современной России – тоже не путинское изобретение. Распределение источников рент в 90-ые среди олигархов было насквозь коррупционным. Все ключевые активы советской добывающей промышленности были проданы за копейки. К примеру, Абрамович купил Сибнефть за 100 миллионов долларов и через несколько лет продал обратно государству (в лице Газпрома) за 13 миллиардов.

Коррупционную изнанку этой сделки можно почитать в материалах Лондонского суда — Березовский против Абрамовича. По другим приватизационным сделкам и залоговым аукционам судов не было (пока), но они также были проданы в десятки и сотни раз дешевле своей справедливой стоимости и, видимо, чиновники себя там, как и в случае Сибнефти, тоже не обидели.

Единственное отличие 2000-х от 90-х, что Путин смог централизовать коррупцию. Если до этого было несколько коррупционных центров, и каждый работал на себя, то Путин смог поставить на ключевые коррупционные посты своих друзей-знакомых и сумел централизовать поток взяток (см., например http://mmironov.livejournal.com/8669.html). То, что в 2000-ые объем взяток стал измеряться миллиардами и вагонами – это следствие не того, что Россия стала более коррумпированной, а просто результат резкого роста цен на нефть. В стране стало намного больше денег, а значит, больше взяток.

К тому же, при централизованной схеме сбора можно собирать больше взяток, так как каждый уверен, что режим более стабилен. То есть если дать взятку, то завтра не придется давать другому, если первого уволят или еще что-то подобное случится. Но принципиальной разницы между 90-ми и 2000-ми в этом смысле нет. И тогда, и сейчас чиновники рассматривали свою должность, прежде всего, как способ извлечения коррупционной ренты.

Суды и правоохранительная система

Многие сейчас сетуют на телефонное право и тотальную коррумпированность правоохранительной системы. Однако существующая судебная и правоохранительная система была сформирована в 90-ые. Чиновники, которые были заняты распределением советского наследия в правильные руки, просто игнорировали вопрос реформирования системы права. В результате советская система (которая сама по себе была не идеальна) окончательно деградировала. На официальную зарплату существовать было невозможно, в результате  почти все адекватные и более менее честные сотрудники из системы ушли, остались те, которые видели в своей позиции место добычи неофициальных доходов.

Олигархи покупали нужные им судебные решения, правоохранительная система трансформировалась в систему побора граждан и предпринимателей, став по сути легальной «крышей», вытеснив частично бандитскую «крышу». Формирование той коррумпированной судебной и правоохранительной систем, которые мы наблюдаем сейчас, произошло именно тогда. Путин просто частично поставил эту систему под свой контроль и может, при необходимости, продавливать нужные ему решения. Не было в 90-ые никакого честного и независимого суда, просто звонки судьям шли не от администрации президента, а от олигархов (ну или кто больше заплатит).

Игнорирование президентом парламента и конституции

Другая претензия к Путину – что он фактически ликвидировал парламент, набрав туда марионеток, которые без разбора штампуют нужные законы. Действительно, Ельцин подобного не делал. Однако объективно, он этого сделать и не мог – при всех попытках сформировать большинство из партии власти (Демвыбор России, Наш Дом — Россия) просто не получалось. Однако, если Ельцину нужно было провести свои решения, то мнение парламента просто игнорировалось.

Именно отсюда такое обилие указов Ельцина – не можем принять закон по всем правилам, издадим указ. Другой пример – утверждение Кириенко премьером. Его кандидатура выносилась три раза. Дух Конституции говорит, что если парламент отклонил кандидатуру, то она  не устраивает парламент. Однако Ельцин внес одну и ту же кандидатуру три раза подряд, и парламент, не желая быть по этому поводу распущенным, кандидатуру Кириенко утвердил. Я уже не говорю о том, что сама Конституция, в которой прописана сверхпрезидентская власть и ущербный парламент, была написана командой Ельцина. Поэтому та ситуация с марионеточным парламентом, которую мы наблюдаем сейчас, является логичным продолжением политики 90-х, заложенная тогда Конституцией и демонстративным игнорированием президентом воли парламента по ключевым вопросам.

Войны

Путину вменяют в вину, что он любитель помахать шашкой: Вторая Чеченская, Грузия, Украина, Сирия. Но самая кровавая война современной России, в которой погибло больше людей, чем в любой из путинских войн, была развязана Ельциным в 1994 г. Действительно, после Первой Чеченской других войн он особо не начинал. Но мы не знаем, почему. Для Путина пока каждая из его войн заканчивалась в том или ином виде победой. После победы поднимается дух населения и возникает желание повоевать где-то еще. Ельцинская чеченская война закончилась огромными жертвами и разгромным поражением. После подобного начинать новую войну – это политическое самоубийство.

Нечестные выборы

«В 90-ые было много проблем, зато выборы были честные» — довольно популярный тезис среди оппозиции.  Однако этот тезис также неверен. Многие в пример ставят выборы 96-го года, когда Ельцин в упорной борьбе вырвал победу у Зюганова. Действительно, каких-то серьезных фальсификаций при подсчете голосов выявлено не было. Но выборы – это не только подсчет голосов, это процесс. На старте кампании у Ельцина был рейтинг в несколько процентов. Что сделали бы в нормальной демократической партии? Провели бы праймериз и выставили бы на выборы более популярного кандидата.

В демократическом лагере такие были. Однако было принято другое решение. Ельцин договорился со всеми ключевыми олигархами, и все федеральные телеканалы и основные СМИ стали топить за Ельцина.  В его беспрецедентном турне по стране «Голосуй или проиграешь» участвовали многие эстрадные звезды. Все это щедро оплачивалось черным налом. Звезды бесплатно не танцуют и не поют, точно так же как и федеральные каналы. Коробок из под ксерокса было очень и очень много. Против его оппонента была развернута черная пиар кампания (например, газета «Не дай бог», издаваемая тиражом в 10 млн. экземпляров). То есть ни о каком даже формальном соблюдении предвыборных законов и равном доступе кандидатов к СМИ речи быть не могло. Можно ли назвать такие выборы честными?  Каких-то массовых фальсификаций при подсчете голосов отмечено не было, но не стоит забывать, что объективно Ельцин слабо тогда контролировал региональные власти.

Многие губернаторы тогда были в открытой оппозиции к Ельцину и даже рычаги управления губернаторами-сторонниками были куда меньшими, чем у современной власти. Поэтому мы не знаем, почему не было фальсификаций, потому что Ельцин это делать не хотел, или потому что объективно не мог это сделать. По крайней мере, там, где он мог нарушать предвыборное законодательство (финансирование черным налом, запрещенная законом негативная агитации, неравный доступ к СМИ) – он его нарушал. Выборы 2000-го года также им были, по сути, грубо фальсифицированы. Ничего бы страшного не случилось, если бы он ушел в отставку на несколько месяцев позже,  и выборы президента состоялись в июне 2000-го года, как планировалось, а не в марте.

Внезапный перенос выборов на три месяца вперед фактически лишил шансов всех конкурентов ельцинского кандидата на справедливую борьбу. Выборы – это долгая и дорогая затея. Нужно встретиться со спонсорами, собрать деньги, разработать план и т.д. Ничего этого конкуренты Путина сделать не успели. Именно Ельцин, а не Путин лишил Россию справедливой конкуренции на выборах 2000-го года, предоставив своему фавориту необоснованное преимущество в борьбе. Кто-то в оправдание может сказать, что Ельцин не до конца верил в российский народ и боялся коммунистического реванша, и поэтому решил таким хитрым способом передать власть преемнику, который продолжит его дело, а этот преемник всех кинул, и вместо демократа обернулся автократом.

Но эти оправдания не имеют под собой никакой здравой логической основы. Если вы директором детского сада назначаете товарища, в прошлом привлекавшегося за педофилию, то не надо удивляться последствиям. Ничего в биографии Путина не говорило, что он является каким-то особо рьяным поклонником демократии и прав человека. Скорее наоборот – сделал карьеру в КГБ, институте который подавлял проявление прав и свобод  советских граждан. В 90-ые он также как-то особенно не был замечен среди активистов демократического движения – отпиливал понемногу от бюджета себе (как и многие другие чиновники) на домик в поселке «Озеро», якшался с бандитами.

В окружении Ельцина было много кандидатур, которые были намного большими приверженцами демократических ценностей, чем Путин. Однако Ельцин выбрал Путина. То есть видимо выбрали его за какие-то другие заслуги, например, потому что он гарантировал достаток и безопасность Ельцину, Ястржембскому, Юмашеву и другим уважаемым  людям. Интересы развития России (и демократического развития, в частности) стояли тут на последнем месте, если вообще принимались во внимание.

Сейчас, конечно, выборы куда менее честные и справедливые, чем были в 90-ые, но сама идеология, что решает не народ, а узкая группа лиц, была заложена именно тогда. Путин – просто продолжил этот тренд, заложенный в 90-ые. Когда он получил контроль над губернаторами, то фальсификации также распространились на процесс подсчета голосов (Ельцин объективно не обладал аналогичным контролем, который бы дал ему возможность организовать фальсификации на местах). Однако все остальные атрибуты нечестных выборов – неравный доступ в СМИ, очернение конкурентов в нарушение законодательства, манипуляция датой выборов, чтобы дать преимущество кандидату от власти – были заложены еще в 90-ые.

Преемственность элит

Ну и наконец, последнее важное свидетельство, что никакого принципиального изменения режима в 2000-ые по сравнению с 90-ми не было – это преемственность элит. Мы видим сейчас процесс перехода власти к Трампу. Это действительно важное изменение режима, и существующие элиты бунтуют. Судьи отменяют указы Трампа, губернаторы и мэры грозятся не выполнять федеральные законы, парламентарии грозятся не утверждать членов кабинета министров и ветировать отмену санкций с Россией, если Трамп вдруг вздумает их отменить. Никакого бунта элит в 2000-м в России не наблюдалось. Все те, кто строил «демократию» в 90-ые, перешли по наследству к Путину и продолжили успешно работать вместе с новыми товарищами, которых Путин привез с собой из Питера. Кириенко, Чубайс, Касьянов, Улюкаев, Шохин и другие демократы 90-х спокойно встроились в путинскую вертикаль. Некоторые, конечно, потом стали оппозиционерами, но только после того, как их из этой вертикали выгнали.

Отсутствие какого-то значимого сопротивления элит говорит о том, что элиты восприняли режим Путина как логичное продолжение режима Ельцина, именно поэтому они и не бунтовали, именно поэтому, никакой смены элит не было. Просто те, которые в 90-ые топили за свободный рынок и приватизацию, сейчас топят за патриотизм и руководят госкорпорациями. Основной смысл их жизни — напилить побольше в свой карман – остался прежним, а что при этом нужно говорить – не суть важно. Партия скажет – будем за демократию, партия скажет – будем за вставание с колен и нанотехнологии.

Тот, кто хочет в будущем претендовать на лидерские позиции в России, должен уйти от ложной дихотомии – «лихие 90-ые» против «стабильных 2000-ых». Это противопоставление ложное, навязанное нам искусственно федеральными каналами и оппозиционными журналистами (у вторых просто знаки расставлены наоборот).

Не нужно всех собак вешать на Путина, который пришел и поломал молодую демократическую республику, которая медленно, но верно развивалась в правильном направлении. С политической точки зрения то, что мы сейчас наблюдаем, было заложено Ельциным и его правительством в 90-ые, а с экономической точки зрения было заложено еще в конце 80-ых.

Поэтому нужно менять не то, что сделал Путин, а то, что было заложено задолго до него, а именно: 1. Реформа судебной системы. Без честного суда никакие другие реформы не будут иметь смысла. 2. Отказ от принципа, что основная причина идти на госслужбу – это сбор коррупционной ренты. Это будет сделать непросто, но в мире есть несколько примеров стран, которым удалось это сделать в кратчайшие сроки. 3. Честные выборы. Не честный подсчет голосов, а весь процесс, начиная от момента выдвижения кандидатов, до равных возможностей агитации  и прозрачных бюджетов. К сожалению, ни одна из этих реформ не была проведена в 90-ые, поэтому сегодня мы имеем то, что имеем (точнее нас имеют). 

(Мнение автора текста может не совпадать с мнением редакции)

Почему мы все заняты бесполезной работой Музей в Канаде Вальтер Беньямин. Провинциальный музей Писатель и философ Румынии О повестке дня для левого дискурса в Восточной Европе (ВИДЕО) Вкалывают роботы, а не человек Социальные сети как отказ от реальности Когда умрут социальные сети? Сравнение уровня жизни в СССР и США В Библиотеке Марка Ткачука Катастрофы XXI века: беседа с Акопом Назаретяном (ВИДЕО) Психологические войска влияют на наше поведение Правительства 29 стран манипулируют своими гражданами через соцсети