В сентябре Facebook традиционно, стремительным домкратом, захлестывает бред про то, как СССР «нанес удар в спину Польше, вступив во Вторую Мировую войну». Давайте еще раз пройдемся вместе с господами вольноопределяющимися по хронологии событий.

Для краткости не будем говорить о пакте Пилсудского-Гитлера 1934 года (это про то, как Польша с нацистами Европу делили) и позорный Мюнхенский сговор (1938) — Немедленно после которого Польша с энтузиазмом принялась вместе с Гитлером делить Чехословакию.

Польский маршал Эдвард Рыдз-Смиглы и германский атташе полковник Богислав фон Штудниц на параде в Варшаве 11 ноября 1938 года в честь аннексии Тешинской области Чехословакии месяцем ранее.

Не будем углубляться и в планы Польши в отношении СССР в эти, и предшествующие годы. Поляки всерьез собирались поучаствовать в восточном набеге Адольфа Алоизовича с целью покарать ненавистных московитов и подчиняли этой сладостной задаче всю внешнюю политику — в частности, запретив СССР пройти через польскую территорию, чтобы спасти Чехословакию.

Обратимся собственно к двум первым неделям 1939 года, очень кратко.

1 сентября 1939 года гитлеровские войска вторгаются в Польшу. Оскорбившись таким некрасивым поведением союзника, польские войска сопротивляются. СССР ничего не делает, даже ставок на тотализаторе.

3 сентября Франция и Великобритания объявляют войну Гитлеру. WW2 had started officially.

Начинается то, что американские журналисты назовут «странной войной». Союзники стоят на границе с Германией, гоняют в футбол, и Польшу спасать никто не собирается.

Британские солдаты и французские летчики на фронте «странной войны» (ноябрь 1939).

17 сентября 1939 года правительство Польши прекращает существование. Управление польскими войсками потеряно. Президент Польши Мосцицкий вместе с Верховным Главнокомандующим Рыдз-Смиглы драпают через границу в Румынию, а вермахт прёт на восток, обходя разрозненные очаги сопротивления.

Берлин победно заявляет, что польского государства, как исторического недоразумения, более не существует — и что характерно, возразить некому.

И вот только тогда, — 17 сентября 1939 года, — когда стало известно о драп-броске руководителей Польши, а вермахт приступил к зачистке недобитых польских подразделений, части РККА пересекли границу и вошли на осиротевшую территорию, отодвинув границу СССР на запад на 200-300 километров. Через два года, благодаря в том числе и этому, немцы не взяли Москву и не вошли в Киев прямо из прихожей, не снимая галош.

Стоит напомнить, что «положены взад» были ранее оттяпанные у юных советских республик Западная Украина и Западная Белоруссия, — те самые, которыми сегодня володеют Зеленский и Бацька. То есть, кто хочет что-нибудь пересмотреть или отменить — это все к ним, не в Кремль.

И знаете, людей, которые при всем при этом продолжают кулдыкать про «удар в спину», надо лечить. Мокрыми тряпками по физиономии. Говорят, это отрезвляет, если повторить достаточное количество раз.

Судьба руководителей Польши, сбежавших за границу, интересна сама по себе. Как и поведение главнокомандующего, который драпает, хотя его армия еще сражается (организованное сопротивление немцам продолжалось до 20 сентября). Хотя мало ли. Может, это тактика такая — бросить армию и драпать.

Польская армия производит захват Тешинской Силезии в 1938 году

Занятно, что в Румынии обоих беглецов, и Мосцицкого и Рыдз-Смиглы, внезапно отказываются пропускать во Францию и сажают в лагерь. В один из специально открытых еще в начале сентября «центров интернирования». В итоге «правительство Польши в изгнании» создается черт знает из кого — из тех второсортных политиков, кто добежал хоть куда-нибудь, —потому что драп элиты был массовым.

«Президентом» Польши, например, был назначен Рачкевич, которому повезло успешно додрапать до Парижа. Помер он в мирной старости, и совсем не в Польше, а вовсе даже в Великобритании. В изгнании польские политики продолжили грызню между собой и вылизывание, вперемешку, французских и английских властей, которые и танцевали этих барышень.

А вот Рыдз-Смиглы видимо, что-то сосало под ложечкой. Солдат, все же. Из лагеря в Румынии бежал в Венгрию. Оттуда пробрался в Польшу, где намеревался партизанить. Но в бой так и не вступил — помер от сердечного приступа в декабре 1941 года.