Из серии «10 невероятных проектов советского авангарда» (1/10). Δиалектика начинает серию статей о революционных архитекторах и художниках, мечтавших радикально изменить жизнь советского человека. Для тех, кто хочет понять, что такого в советском авангарде, и почему по нему все с ума сходят.

Великий советский архитектор-авангардист считал сон важнейшей частью человеческой жизни. Спроектированная им спальня в его доме в Кривоарбат­ском переулке представ­ляла собой пространство без единого прямого угла, с перегородками, плавно перетекающими из пола в потолок. Кровати, волной поднимавшиеся из пола, были задуманы как монолитные скульптуры . Стены были выкрашены охрой: с точки зрения Мельни­кова, такой цвет навевал золотые сны.

Спальня в доме Константина Мельникова.

В 1929–1930 годах к конкурсу на планировку «Зеленого города» — города отдыха в Подмос­ковье — Мельников разработал проект «СОНная СОНата», предложив рационализировать отдых за счет качест­венно новой организации коллектив­ного сна, включавшей правильный наклон пола в палатах, звуковое сопрово­ждение, запахи, влажность и температуру.

Корпус спальных зал «СОНная СОНата» из конкурсного проекта города отдыха под Москвой «Зеленый город» Константина Мельникова. 1929–1930 годы.

«И теперь, если я слышу, что для нашего здоровья нужно питание, я говорю — нет — нужен СОН. Все говорят, отдыху нужен воздух, опять не это — я считаю, что без сна воздух бессилен восстановить наши силы».

Константин Мельников в своем экспериментальном доме.

«Торжествующему сну я проектирую Дворцы-палаты из пяти видов воздействия через: физику — давления и влажности воздуха, водяных потоков с массажем до чесания пяток; термических палат — от жары русских каменок до ледяных морозов; химию — ароматы лесных массивов, лугов, душистого сена, весны, осени; механику — с ложами в движениях кручения, дергания, качания, опрокидывания; психику — шум листьев, морского прибоя, грозы, соловьи, чтение, музыку… » (Константин Мельников. «Город рационализированного отдыха», 1930 год)»

В кольцо из магистралей помещались огороды, детский городок, лес, зоопарк, курзал , турис­тские павильоны, передвижные рестораны и кафе, библиотеки и пункты выдачи спортинвентаря, а в самую середину — Институт человека. Двенадцать корпусов «Лаборатории сна», в которых одновременно должны были спать 4 тысячи человек, располагались в лесу по кругу.

«Проект позабавил врачей, и в настоящее время медицина приближает свои методы к сну, как к целебному источнику… и я верю, что я не так далек со своим проектом и скоро к науке с техникой придут на помощь поэт и музыкант, и с ними человек, и завершат мою мечту построить СОНную СОНату» — писал Мельников.

В профессиональ­ном сообществе уже начали обсуждать строительство подобных центров по всей стране, но в 1931 году проект закрыли в связи с прошедшей градострои­тельной дискуссией и начавшимися гонениями на авангард .

Спустя еще шесть лет Мельни­ков — «трюкач», «фокусник» и «формалист», как теперь называла его советская пресса — будет уволен с поста руководителя архитек­турно-проектной мастерской Моссовета № 7 и факти­чески лишен заказов. До конца жизни будет проектировать в стол.

По материалам arzamas.academy