Философ и лингвист Ноам Хомский в интервью российскому журналисту Владимиру Познеру рассказал о том, как современный Запад «не замечает» невыгодные ему преступления и замалчивает глобальные проблемы.

Noam Homski

Цензуры нет, но она работает

«Проводится сравнение убийства одного польского священника около 1980 года. Убийц быстро нашли, задержали и наказали. Примерно в то же самое время произошла почти сотня убийств на религиозной почве в странах Центральной Америки, странах, находящихся под влиянием США, где службы безопасности были вооружены, обучены и находились под контролем Соединенных Штатов, в том числе убийство архиепископа и многих видных интеллектуалов. Если сравнить, как освещалось убийство одного польского священника, убийцы которого были задержаны и получили тюремный срок, и как освещались более чем сотни религиозных убийств, когда никто из убийц не был арестован и осужден, разница объясняется тем, что убийство польского священника произошло на территории враждебного государства», — описал Хомский один из примеров, приведенных в первой главе книги «Производство согласия. Политическая экономия масс-медиа».

Сейчас эта книга, изданная в 1988 году, не потеряла актуальность. А рассуждения Ноама Хомского со временем становятся всё более глубокими и интересными.

«Редко бывает, чтобы что-то запрещали публиковать прямо. Запреты налагаются разными способами. Система определяет, что подлежит публикации, как следует преподносить информацию, а что не следует публиковать вовсе. Целый набор фильтров используется для формирования и отсева информации, которая может быть опубликована. Остальная информация просто не публикуется».