Олеся Орленкоliva.com.ua

На днях я слушала в Париже выступление нового генерального секретаря Французской коммунистической партии Фабьена Русселя, который рассказывал о новых политических вызовах, стоящих на текущей повестке дня коммунистов. Помимо членов ФКП, на этой встрече присутствовали представители профсоюзов, различных левых организаций и дипломаты из некоторых стран – включая представителя Боливарианской Венесуэлы.

Одной из важнейших тем, которая интересовала всех собравшихся в зале людей, стал социальный протест движения «желтых жилетов». По словам Русселя, их акции стали важнейшим событием новейшей французской истории с начала двадцать первого века. «В 2018 году сверкали молнии,  а температура накалялась до 153 тысяч градусов», – говорил лидер Компартии, намекая на число французов, которые приняли участие в протестных выступлениях на всей территории страны, от Парижа и до далекого острова Реюньон.

При оценке движения «жёлтых жилетов» в постсоветском информационном поле озвучивается ряд заблуждений, что во многом вызвано элементарной нехваткой информации. Нашей аудитории очень сложно понять, что это движение действительно не имеет руководящего центра, а значит, оно не является единым, и применять к его участникам общие оценки бессмысленно. В частности, речь идёт о насилии, в котором обвиняют участников акций. Никто из российских и украинских экспертов не говорит о том, что виновниками столкновений 1 декабря на Площади Звезды являются члены ультраправых неофашистских организаций, в частности – «Bastion social», имеющий связи с небезызвестным украинским батальоном «Азов», и парижская группировка «Zouaves». Судить по ним о движении «жёлтых жилетов» глубоко ошибочно, хотя правые тоже одевали на себя эти накидки.

U televizora
Граффити на парижской улице.

Однако обвинения в насилии широко распространялись официальными СМИ, чем и объясняется последующая агрессивность некоторых протестующих к репортерам. Но надо сказать, что участники демонстраций сделали из произошедшего выводы. К примеру, на акции протеста 12 января люди в желтых жилетах надевали на руки белые повязки, показывая тем самым мирный характер шествия и готовность поддерживать порядок в рядах своих товарищей по манифестации.  А кадры изгнания правых, которые поначалу пытались захватить контроль над протестом, широко распространяются в интернете.

Кроме того, у нас мало говорят о том, с какой жестокостью действуют при разгоне акций специальные отряды французской полиции. Полицейские методы против «желтых жилетов» показывают, что демократические принципы, какими мы привыкли их представлять, уже не работают во многих странах Европы – в том числе, и во Франции. Применение оружия, которое калечит людей – порядка  ста человек потеряли за время протестов глаза, не говоря уже про менее серьезные травмах – превентивные аресты накануне демонстраций, включая задержания тех, кто не участвовал в акциях, а просто имел при себе желтый жилет, нарушают фундаментальные принципы законности и прав человека. Однако всё это не смогло предотвратить столкновения и погромы.

Полицейские методы против «желтых жилетов» показывают, что демократические принципы, какими мы привыкли их представлять, уже не работают во многих странах Европы – в том числе, и во Франции.

Наконец, у нас часто звучит тезис о том, что народными выступлениями невозможно ничего добиться. Но сразу хочется пояснить, что в противостоянии народа и власти у правительства гораздо больше возможностей – поскольку в её руках находятся все ресурсы, и она имеет право на легальное насилие против граждан. И когда люди выходят на улицу – потому что они не видят другого эффективного способа бороться за свои интересы – им требуется гораздо больше усилий для достижения результата. Однако в недавней истории Франции имеются примеры успешных народных протестов. В частности, благодаря им не были введены так называемые контракты для молодых и неопытных работников – CIP в 1994-м и CPE в 2004 году, – согласно которым «новичкам» можно было бы платить меньше, независимо от их компетентности и образования. В 1995 году протестующие добились отмены реформы медицинского и социального страхования – хотя предусмотренные этой реформой меры были введены пятнадцать лет спустя Саркози и Макроном.

Коммунисты активно поддерживают в целом протесты «желтых жилетов» – ведь они свидетельствуют о постепенном пробуждении народных масс, давно списанных со счетов правящими элитами.  Однако, им тоже нелегко работать с участниками движения, которые испытывают предубеждение к представителями официальных политических партий. Один из известных коммунистических депутатов Андре Шассень, опытный член Сената от ФКП, рассказывал о том, какой сложный диалог состоялся у него во время одной из встреч с представителями «жёлтых жилетов» в небольшом городе Лезу в Оверни. «Вы все – часть одной системы», – говорили ему эти люди, уставшие от постоянно предательства своих интересов.  И было непросто оппонировать их критической позиции, чтобы рассеять предубеждение и найти почву для совместной работы.

«ЖЕЛТЫЕ ЖИЛЕТЫ»: ИСПЫТАНИЕ ПОЛИТИКОЙ

Несмотря на свою глобальную популярность  и постоянный резонанс в мировых СМИ, «желтые жилеты» не выдвинули из своей среды вождей, которые говорили бы от имени этого движения, представляя его в политике. Их структуры остаются независимыми и автономными. Больше того, в некоторых регионах они действуют по классическому принципу Советов, который был выработан сто лет назад в эпоху революционных выступлений европейских и российских рабочих. Местные объединения «желтых жилетов» избирают делегатов для переговоров с представителями полиции или власти – например, для обсуждения вопросов о блокировании проезда на автотрассах. На это время им дают полномочия говорить от имени товарищей. Но эти полномочия сразу заканчиваются после выполнения этой миссии. А в следующий раз она могла быть поручена совсем другим людям.

Их структуры остаются независимыми и автономными. Больше того, в некоторых регионах они действуют по классическому принципу Советов, который был выработан сто лет назад в эпоху революционных выступлений европейских и российских рабочих.

Тем не менее, испытания политикой не избежать. Совершенно верно говорят те, кто считает, что если это движение не ввести в конструктивное русло, оно обречено на провал. Некоторые представители «желтых жилетов»  уже заявили о желании поучаствовать в европейских выборах – их список, который состоит сегодня из 79 имен, возглавляет тридцатилетняя нормандская медсестра Ингрид Левавассёр, которая прежде никогда не занималась политикой, и получила известность практически случайно – благодаря комментариям на французском телеканале BFM TV.  

«Мы, граждане Франции, не желаем больше повиноваться решениям европейских органов власти, терпеть диктатуру финансовых кланов и технократов, которые забыли о самом главном: о гуманизме, солидарности и благополучии нашей планеты», – говорят представители этой группы «желтых жилетов», обещая, что отбор кандидатов в Европарламент будут производиться путем широкого обсуждения  среди участников акций. Их список получил название «Союз гражданской инициативы» (RIC) – что совпадает с аббревиатурой кампании за «Референдум о гражданской инициативе», которую поддерживают некоторые участники французских протестов.

Французская партия коммунистов с пониманием отнеслась к первым политическим инициативам участников общенациональных протестов.  «Предвыборный список – это идея «желтых жилетов», их демократическое право на выражение своей позиции, так что его можно только приветствовать… Я очень хотел бы ознакомиться с их программой, нам наверняка есть о чём поговорить», – говорит об этом депутат-коммунист Ян Бросса.

Однако, предложение поучаствовать в выборах встретило жесткое сопротивление среди наиболее радикальной части представителей «желтых жилетов». Ингрид Левавассёр стала объектом жесткой внутренней критики – ее обвиняют в соглашательской позиции и предательстве идейных принципов массового движения, заявляя, что самозваные кандидаты представляют только самих себя, и не могут рассчитывать на поддержку остальных  протестующих.  «Центральной темой в выступлениях «желтых жилетов» является развитие прямой демократии, что противоречит самой идее создания избирательного списка с четко выстроенной иерархией, отбором кандидатов и определением лидера», – говорит по этому поводу Жан Гариг, профессор университета Орлеана и Высшей школы политологии.

«Центральной темой в выступлениях «желтых жилетов» является развитие прямой демократии, что противоречит самой идее создания избирательного списка с четко выстроенной иерархией, отбором кандидатов и определением лидера», – Жан Гариг, профессор университета Орлеана и Высшей школы политологии.

«Мы не желаем, чтобы нами управляли, ни Макрон, ни кто-то другой! «Желтые жилеты» против государства!» («Ni par Macron ni par personne on ne veut pas être gouvernés ! Gilets jaunes contre l’Etat !») – гласит один из лозунгов, которые выдвинули сейчас участники парижских уличных акций.

Некоторые комментаторы и вовсе склонны видеть в политическом проекте Левавассёр тайную интригу Эммануэля Макрона – ведь согласно данным опросов представители  «желтых жилетов»  могут получить от 7 до 14% голосов избирателей, отбирая их у «Непокоренной Франции» Жана-Люка Меланшона и других левых. В последние дни президент Франции пытается чередовать жесткие действия против участников акций с более тонкими попытками дискредитировать их перед остальными жителями страны. С этой целью на улицы вышли так называемые «красные шарфы» – немногочисленные представители лояльных правительству парижан во главе с сенаторами из президентской партии, которые манифестировали в центре столицы с лозунгами в защиту «законности» и «порядка». 

Но главная проблема состоит в другом. Особенностью движения «желтых жилетов» было именно то, что оно никогда не сводилась к требованиям половинчатых реформ – хотя формальным поводом для их выступления стали частные экономические требования отменить повышение цен на топливо. Участники протестов добиваются переформатирования существующей общественно-политической системы, и это делает невозможным их компромисс с действующим правительством – правительством правящих элит, которое цинично поддерживает правую венесуэльскую оппозицию, отказывая в удовлетворении демократических требований своих собственных граждан. «Старое умирает, а новое не может родиться» – говорил о такой ситуации Антонио Грамши. И сейчас важно понять, каким должно быть это новое общество, и каким образом оно может быть построено на месте прогнившего здания нынешнего мироустройства.

Участники протестов добиваются переформатирования существующей общественно-политической системы, и это делает невозможным их компромисс с действующим правительством – правительством правящих элит .

«Желтым жилетам» все равно придется заниматься политикой – иначе это движение превратиться в выпуск пара и вскоре сойдет на-нет. Но при этом, их нельзя изображать деструктивными погромщиками, бесполезно кричащими и бунтующими на улицах. В постсоветском обществе сейчас редко звучит слово «солидарность», – однако , мне хочется призвать к ней всех, кто говорит сегодня об участников этого движения. Несмотря на справедливую критику «жёлтых жилетов», нужно поддерживать их стремление изменить наш мир к лучшему.

Автор текста: Олеся Орленко.

Еще интересное