Российских «либералов-прозападников» и «патриотов-евразийцев» кое-что объединяет. Есть одна вещь, по поводу которой они полностью друг с другом согласны. И совместно, объединившись, готовы свернуть скулу на сторону любому, кто с ними не согласится.

То же самое, кстати, наблюдается и в Молдове. И вообще, в любой стране, где слышен костяной стук от массового столкновения лбов на тему «Ты за или против России?»

Так вот, есть тема, в которой «проевропейские» политики полностью согласны с «пророссийскими» — это убеждение, что у России есть некий особый, уникальный путь. Что есть «особая историческая судьба», отличающая жителей России от всех остальных народов мира.

Разница только в том, что патриоты-евразийцы эту особость видят со знаком «плюс»:

«В этом величие России, особая простота и душевность народа, и поэтому ни один враг нас не взял — либо мы его лаптями закидали, либо он самостоятельно сгинул на наших непостижимых просторах».

А либералы-западники, полностью согласные с патриотами в том, что Россия — особая страна, видят эту особость со знаком «минус»:

«Вот потому испокон веков в России все через задницу, и будет через задницу, и только варяги спасут нас/вас, сиволапых рабов ГУЛАГа, упившихся боярышником».

Стоит вам один раз поверить в эту антинаучную теорию об изолированности России от экономического и социального развития других стран мира, и вы обречены. Ум у вас начнет заходить за разум. Как у тех, кто верит, что весь ход человеческой цивилизации определяют инопланетные ящерики — те, что построили Баальбекскую террасу, разработали календарь майя и рисуют круги на пшеничных полях.

Как только это убеждение заберется вам в голову («Если вы совершенно точно что-то знаете, но не помните откуда, потому что все об этом говорят, значит, вы стали жертвой пропаганды»), у вас останется только два выбора — либо вы «за», либо вы «против». Либо вы становитесь адептом «русского мира», либо борцом за права трансгендеров и отцом русской демократии. В этот момент вас надо бы начинать лечить, но вот беда, санитары тоже исповедуют эту веру, и тоже разделены по «геополитическому фактору». И норовят запеленать в смирительную рубашку исключительно противника, не согласного с их мнением об «особости» России.

Интересно об этом трогательном единстве пишет в книге «Периферийная империя» марксист, известный в России теоретик (и абсолютно провальный практик) Борис Кагарлицкий.

Процитируем, в легком сокращении, для простоты чтения.


«На протяжении XIX века борьбу за русскую историю вели либеральная и славянофильская исторические школы. После краха Советского Союза эти же школы возродились в первоначальном виде, как будто не было опыта XX столетия.

«Западники» и «славянофилы» абсолютно едины в понимании русской истории как изолированной и «особенной», не подчиненной общей для других стран логике.

Западники видят в этом ненормальность, аномалию, которую должна преодолеть просвещенная власть, готовая порвать с прошлым, а в случае необходимости и совершить ритуальное надругательство над народом и его культурой.

Напротив, славянофилы верят в «особый путь» России, восторгаются ее своеобразием. Они холят и лелеют все, что может служить доказательством существования особой «православной» или «евразийской» цивилизации, все, что противопоставляет ее остальному миру.

Надо сказать, что представление о России, как о стране, чудесным образом существовавшей вне мировой истории и международной экономики, не чуждо и западным историкам.

Между тем, история России — лишь проявление общемировых процессов. Без понимания мировой истории русское прошлое действительно превращается в цепочку нелепых загадок, которую, как говорил поэт, умом не понять и аршином общим не измерить.

Россия — это страна, где, по выражению Петра Великого, «небывалое бывает». Но уникальность России объясняется не «загадочной славянской душой» и не отставанием от «передового Запада», а специфическим положением, которое наша страна занимала в мировой экономической системе».

А дальше там идет целая интересная книга — о том, кем и почему было сказано «не доедим, да вывезем», и чем царская Россия была похожа на поздний Советский Союз. И не будем мы эту сейчас пересказывать, а возьмите, и сами почитайте, если хотите. Вот тут.

Но, конечно, можете не мучить себя чтением всяких длинных текстов, лонгридов, а просто закидать нас камнями за то, что мы не отвечаем вашей концепции либерально-западнического или евразийско-патриотического видения России.

Потому что если вы с нами согласитесь, то внезапно обнаружится, что никакого особого пути нет, а следовательно, Молдове и следовать не за чем. И получается, надо думать своей головой, как вынимать Молдову из помойной ямы и что тут, в нашей стране, строить. А это неуютно, некомфортно, непонятно, и вообще, куда привычнее бездумно бежать, глядя на чью-то необъятную корму, трясущуюся впереди.

А непонятного никто не любит. То ли дело, когда все ясно. Вот это черное, а вот это белое. «Люби Россию» или «Путин, уходи». Четкая цветовая дифференциация. И все понятно, и ясно видна цель.

А когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели…