Забавно наблюдать, как под напором новостей из Франции трещит по швам мирок людей, которые верили, что Европа — рай земной.

Эти люди всей кожей впитывали пошлую мечту о мещанском счастье, об уютных кафе, об услужливом персонале в бутиках и о сытой старости посреди роз в чистом домике где-нибудь на Рю-что-то-там.

Так коровы мечтают о тучных лугах там, в загробной жизни, в облаках над крышей скотобойни.

events in france - woman in red

Свое равнодушие к жизни своих собственных сограждан, свое категорическое нежелание «участвовать в политике» (как они называют все, что происходит за пределами их личной кормушки), свой беспредельный эгоизм («Умри ты сегодня, а я — завтра») эти люди всю жизнь оправдывали тем, что существует вот такой бюргерский рай — Европа. Где все счастливы именно потому, что ни с чем и ни с кем не сражаются. Где каждый сам за себя, и где, чтобы больше получать, надо просто лучше работать.

И вот туда, в эту розовую мечту, можно уехать, чтобы больше не сталкиваться с нищетой, грязью и бесчеловечностью, которые топчут улицы их собственных городов.

Эти люди искренне ненавидят все, что угрожает их розовой мечте. Ненавидят беженцев, иммигрантов, арабов, африканцев, заполонивших ИХ парижи и брюссели. Ненавидят демонстрантов, профсоюзные марши и студенческие забастовки — «живут в МОЕЙ мечте, гуляют по Монмартру и недовольны!»

Они ненавидят уличные беспорядки, которые вдребезги разбивают этот фантастический, сусальный образ «сытенькой и счастливой Европы», рожденный под нескончаемый хруст французской булки.

Они ненавидят коммунистов и вообще, левых — потому что они убеждены, что это из-за коммунистов и «леваков» им не дают похрустеть круассаном и поселиться в домике в пригороде Берна. И они искренне не понимают, почему парижане поют «L’Internationale» на маршах #giletsjaunes.

Каждая разбитая витрина парижского ювелирного магазина и каждая чадящая на улице Тулузы машина болью отзывается в их сердце — «да как они смели ТАК обойтись с моей мечтой!»

И вот теперь эта их целлулоидная мечта разлетается вдребезги под полицейскими пулями, звенит витринами и чадит сожженными колесницами.

В эти дни они, путаясь пальцами в клавишах, строчат злорадные комментарии к видеозаписям, где под огнем полиции разбегаются «#желтыежилеты«, — «Так им и надо!». Аплодируют, глядя на школьников, которые стоят на коленях с заведенными за голову руками — «Пусть учиться идут, а не лезут в забастовки!»

Этим людям не приходит в голову, что сытенькое «европейское счастье» существует только в их воспаленном, эгоистичном, мещанском воображении.

Несчастные, недалекие люди. Они никогда не отыщут свое мещанское счастье. Потому что такой Европы, которая рисуется им в розовых мечтах — никогда не существовало, и никогда не будет существовать.

А скоро эта мечта рухнет окончательно, потому что времена меняются, и Европа меняется вместе с ними.

И во что тогда им останется верить?

Related