Как элиты влияют на мировое потребление и инвестиции

Современная экономика все в большей степени становится экономикой богатых и для богатых. Однако это вовсе не означает, что остальных этот процесс не касается, — последствия почувствуют все, — пишет российский «Коммерсант» в цикле «Экономика протеста». Публикуем отрывок этой интересной и даже важной для понимания происходящего публикации. Автор аналитической статьи Алекасандр Зотин, экономист, старший научный сотрудник ВАВТ.


Манифест плутономики

Рост неравенства приведет не только к изменению общества, но и к изменениям в экономике — новой структуре занятости, потребления и инвестиций. Таковы были выводы запущенной 13 лет назад серии закрытых публикаций американского банка Citigroup под общей шапкой Plutonomy, буквально — «экономика богатых» (или «для богатых»).

Неравенство между богатыми и бедными неуклонно растет, и с каждым годом этот разрыв становится все более очевидным.

Доля супербогачей в национальном доходе оказалась столь велика, что стала трансформировать экономику в целом: «Богатые настолько богаты, что их поведение… перевешивает «среднего» потребителя».

Сейчас ситуация еще более гротескна, чем в 2005-м. Возьмем, к примеру, богатейшего на данный момент человека мира, главу Amazon Джеффа Безоса. По данным Forbes его состояние — $112 млрд, а покупательная способность равна покупательной способности населения средней африканской страны.

Bugatty car
Средний гараж владельца Bugatti — 84 автомобиля. Фото: Reuters

Если взять группу в пару тысяч товарищей Безоса по грузу финансовой ответственности (2,2 тыс. миллирдеров), получится уже $9,1 трлн, в то время как мировой ВВП в 2018 году составит около $87 трлн. Богатство (net wealth) в среднем в четыре раза выше ВВП, соответственно, только группа миллиардеров (чуть больше двух тысяч индивидов) уже ответственна за 2,5% общемирового богатства, или за 10% глобального ВВП.

Понятно, группа сверхбогачей не ограничивается миллиардерами. Более широкая группа богатых — это UHNWI (Ultra High Net Worth Individuals), то есть люди с активами более $30 млн. Активы этой группы (около 160 тыс. человек) сравнительно не очень-то велики из-за доминирования в группе миллиардеров, тем не менее их богатство около $25 трлн — а это уже больше 6% всего мирового.

Если опуститься до «самых бедных богатых» (по данным Capgemini, их сейчас около 17 млн человек, или около 0,2% населения планеты), то есть до индивидов со свободным инвестируемым капиталом в $1 млн и более (не включая недвижимость как основное место жительства, предметы искусства и предметы долгосрочного использования), то их совокупные активы составят около $70 трлн, то есть около 20% от общего богатства мира.

За серьезнейшую долю в мировом потреблении ответственны всего 0,2% населения.

Причем именно у них больше всего свободных денег — активы менее богатых людей чаще состоят из недвижимости, а свободных средств у них совсем мало.

Темпы роста богатства богатых несопоставимы с темпами роста ВВП и богатства бедных и средних классов, поэтому есть все основания полагать, что скоро эта и без того немаленькая доля станет еще обширнее.

От экономики к плутономике

Какие последствия все это будет иметь для экономики в целом? Структура потребления богатея принципиально отличается от структуры потребления человека среднего достатка или бедного. В своей статье «Неравенство и кризис: совпадение или причина?» известный американский экономист, нобелевский лауреат Пол Кругман отмечает, что рост неравенства вызывает общее недопотребление в экономике из-за того, что доля потребления относительно доходов у богатых слоев общества меньше, чем у среднего класса и бедных, у которых практически весь доход идет на потребление. Таким образом, перераспределение доходов в пользу среднего класса и бедных могло бы создать дополнительный спрос в экономике и повысить уровень потребления и инвестиций под это потребление.

У богатого человека, как правило, уже удовлетворены все или практически все материальные потребности. Средний покупатель Bugatti владеет парком из 84 автомобилей, трех частных самолетов и одной яхты. Средний покупатель Bentley значительно скромнее — в его гараже всего лишь восемь автомобилей. Важно, что проблема мобильности и у тех и у других решена, а для того, чтобы человек стал клиентом очередного автоконцерна, важно его восприятие бренда.

Для удовлетворения потребностей среднего покупателя автоконцерн инвестирует в новую производственную линию. А вот для удовлетворения потребностей покупателя богатого автоконцерну инвестировать в производство практически не нужно, ему надо нанять людей, которые будут 24 часа в сутки и семь дней в неделю «пасти» богатых клиентов и всячески убеждать их в величии бренда.

Сказанное справедливо и для всех иных потребностей богачей: им не нужны стандартные услуги. И их спрос в обычных товарах уже удовлетворен. Отсюда тысячи исследований банковских департаментов Private Banking о том как, что и в каких обстоятельствах потребляют богачи.
Практически каждый более чем состоятельный человек в мире сегодня является целью сразу для нескольких компаний, часто выделяющих целые группы людей для наблюдения за привычками, жизнью, а главное, за потреблением богача.

В сфере услуг вокруг богатых также образуется экосистема из разного рода обслуги, формирующей их жизнь,— организаторы вечеринок, любовницы-любовники, адвокаты-юристы, чиновники-политики, рестораторы, финансовые консультанты, приказчики, телохранители, дизайнеры, музыканты, селебритиз разного рода. Так как все эти люди тоже неплохо кормятся за счет своих благодетелей, экосистема превращается в экономические анклавы богатства, связанные цепочками положительной обратной связи, порождающей благосостояние, при этом фактически изолированные от остальной экономики бедных и средних. Причем изолированные в том числе географически — экосистема богатых создает и географические анклавы богатства.

Economix
Потребительские привычки богатых формируют новую экономику. Фото: Reuters.

Последние хорошо известны. Монако, Лазурный Берег, значительная часть Флориды и Калифорнии, Швейцария, Дубай, а также в некоторой степени мегаполисы мирового значения — прежде всего Лондон и Нью-Йорк…

Полный текст публикации здесь.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *