Современные методы научного исследования преистории, как и постепенное накопление артефактов, вносят огромные коррективы в наше понимание процессов, происходящих в человеческих сообществах десятки тысяч лет назад.

Еще каких-то пять — десять лет назад неандертальцев считали дикой, отсталой и совсем уж тупиковой ветвью эволюции. Однако сегодня уже понятно, что ученые достаточно сильно поспешили со своими выводами. Более того, неандертальцев, оставивших след в наших генах, сегодня можно смело выделять не в отдельный вид людей, а в подвид нашего вида – сапиенсов, кроманьонцев. Однако сложнейшей темой для понимания «человечности» неандертальцев остаётся вопрос искусства – явного признака абстрактного мышления, аналитических и познавательных способностей.Искусство неандертальцев

До недавнего времени были найдены лишь единичные артефакты, которые можно было, худо-бедно, интерпретировать как продукт творчества исчезнувшего, условно говоря, человечества. Таких находок было совсем немного (и это за период почти в 100 тыс. лет!) Закономерен вопрос: почему так? Ведь физические антропологи хоть и говорят о некотором отличие мозга неандертальцев от нашего,  но тем не менее, признают эти отличия не столько качественными, сколько количественными. В человеческих сообществах неандертальцев, владеющих огнём, предположительно обладающих речью (хоть и не такой развитой – в силу особенностей мозга и анатомического строения речевого аппарата), обладающих социальными структурами (как минимум, заботящиеся о больных, раненных) – должно было быть искусство! Даже несмотря на то, что многие произведения неандертальцев могли не сохраниться до наших дней, если были сделаны, к примеру, из дерева (или на дереве или древесной коре).

Поэтому вопрос об искусстве неандертальцев — важный и актуальный для целостного понимания эволюции человека. В начале этого года в журнале «Science» была опубликована статья, подготовленная большой группой ученых. Она произвела, если так можно сказать, определенный фурор в научной среде:

Международная группа датировщиков и археологов опубликовала мегасенсационные датировки рисунков в трёх испанских пещерах, — пишет Сергей Дробышевский на портале antropogenez.ru. — Замысловатый красный геометрический символ в Ла Пасиега (мне он больше всего напоминает план-схему ловушки для жуков-короедов) получил дату 64,8 тыс. л.н. Красный же пигмент на сталактитах в пещере Ардалес имеет возраст 65,5 тыс. л.н. Самым же древним и впечатляющим оказался негативный отпечаток руки (когда приложенную ладонь окрасили кругом красной охрой) из Мальтравиесо – 66,7 тыс. л.н.

А ведь в столь почтенные времена сапиенсы ещё сидели в Африке!

В Европе же тогда безраздельно хозяйничали неандертальцы. Стало быть – это они и развлекались! Стало быть – неспроста хоть изредка, да находят на их стоянках кусочки красной и жёлтой охры. Стало быть – не так уж неправы были те, кто считал неандертальцев вполне креативными. Может, просто они чаще рисовали друг на друге или на кусках коры, или на камнях, расположенных под открытым небом? – задаёт вопрос автор статьи.

С другой стороны, надо отметить, последние годы делаются попытки удревнить выход сапиенсов из Африки. Кстати, в очередной раз подчеркнем, что мы – люди разумные, современного типа, — все родом из Африки, своеобразные мигранты, покинувшие свою родину. Так вот, несмотря на все попытки , всё же сомнительно, что на момент появления первой пещерной живописи, наш вид уже был в Европе: «Достоверных и бесспорных находок представителей нашего вида древнее 50-55 тысяч лет до сих пор никто так и не нашёл» — пишет антрополог Дробышевский.

Конечно, всегда можно списать сенсацию на неточность метода. Тем более, что разброс возможных оценок вправду довольно велик. Так, минимально возможные цифры для Ла Пасиега – 51,56±1,09 тыс.л.н., для Ардалес – 32,35±0,27 тыс.л.н., а для Мальтравиесо – 41,68+2,44/−2,29 тыс.л.н. Так что потенциально творцами изображений вполне могли быть ранние кроманьонцы. Но таким критиканам стоит напомнить, что максимальные цифры – 79,66±14,90, 68,13+2,96/−2,62 и 70,08+3,82/−3,37 тыс.л.н., соответственно.

Как итог: находка отпечатков рук с датировкой 66 тысяч лет – величайшее открытие начала XXI века. Подобного масштаба изменения в наших представлениях о прошлом случаются едва ли не раз в сто лет. Если новые исследования подтвердят полученные цифры, то учебники, как водится, придётся опять переписать, а неандертальцев с их средним палеолитом уже никто не сможет обвинить в отсутствии художественных талантов, — рассуждает Сергей Дробышевский на antropogenez.ru.


Фильм Марка Ткачука «Два человечества»