Профессор Марк Евгеньевич Ткачук, ректор Высшей Антропологической Школы и основатель библиотеки им. Марка Блока, прокомментировал скандальное решение молдавского правительства продать дипмиссии США более 5 га земли в центре Кишинёва.

Огромный участок земли находится в самом центре Кишинёва. Это бывший Республиканский стадион, разрушенный в 2007 году. Ткачук назвал это решение «воровским подгоном» и предположил, что американская дипмиссия воспринимает нас – общество – «как нечто такое, что давным-давно лишено отдельной субъектности, что мы – такие же, как эта власть, если не хуже. Ведь эту власть выбрали мы, ведь это мы миримся с ее существованием, с ее правом говорить от нашего имени» — об этом Марк Ткачук написал на своей странице в фэйсбуке.

Ткачук о решении правительства


МАЛЬЧИК ПРИШЁЛ НА ЗАПАД

«Скажи мне, отчего солнце вечером бывает красным?» — «Я скажу тебе: потому что оно смотрит в ад».
(Из английского перевода Библии).

— «Человек идет за солнцем» — фильм молдавского режиссера Михаила Калика. Небольшой фрагмент в прикрепленном видеофайле. Фильм, ставший одним из уже хрестоматийных проявлений советского авангарда.

«Похоже на то, что длительная зимовка в советском кино, наконец, закончилась. Лёд после сталинизма тронулся и повёл к новому освобождению искусства. Лучшим доказательством этого является фильм «Человек идёт за солнцем» — отмечалось в тогдашних западных рецензиях.
Ну а местное начальство отреагировало на шедевр вполне предсказуемо. Сюжет про мальчика, идущего за солнцем по кишиневским улицам, не вызвал у них энтузиазма. Говорят, что тогдашний первый секретарь КПМ Иван Иваныч Бодюл высказался примерно следующим образом: «Человек идёт за солнцем, а что он видит? Он видит сущую ерунду, а не наши советские достижения!».

В интернете можно разыскать еще одну вполне себе характерную оценку: «Что это за фильм? Что тут показано? Мальчик бегает… идёт на Запад, между прочим». Она принадлежала уже второму секретарю тогдашней Компартии.

И второй секретарь был прав. По-своему. Ведь мальчик действительно, пытаясь следовать за солнцем, неизбежно двигался с востока на запад. Именно сцену заката – тревожную, волнующую, сопровожденную новаторским этюдом Таривердиева – Вы можете еще раз просмотреть в прикрепленном фрагменте.

Ага! И мальчик пришел на Запад! И c Западом – запретным, манящим, искушающим, проклятым — он встречается не где-нибудь, а на ступенях Республиканского стадиона.

Этот пост не про фильм. Этот пост про нашу сакральную топографию. Место Республиканского стадиона отдается под нужды Посольства США. Правительство, как известно, распорядилось отдать бесхозную землю разрушающегося объекта времен советского империализма надежному собственнику. А посольство выразило благодарность этому акту доброй воли.

История эта, конечно же, вызвала некоторый всплеск эмоций. Правда, не все про это рискнули написать. Это понятно. И не только по той причине, что потом ведь бежать в то же посольство за грантами и поддержкой. А потому, что действительно правительство отдает то, что годами приходило в негодность, что сознательно подверглось разрушению в далеком 2005 году тогдашними властями. Я, к слову, был частью той власти и отлично помню, как все это происходило. И не важно, как лично я тогда к этому относился, какую позицию занимал. Это – один из скелетов в моем личном политическом шкафу. И я тоже несу за это свою долю ответственности. То, что стадиону, возможно, не место в центре города, вовсе не означало и не означает, что этой удивительной конструкции нельзя было найти иное, более комфортное применение в нашем угрюмом и деградирующем городском ландшафте. От парка с велосипедными треками до многофункциональной концертной арены. Да, конечно же, обнесенных этими историческими стенами из котельца, с вырезанными барельефами и орнаментами середины прошлого столетия.

Казалось, ошибку 2005 года еще можно поправить. Казалось, что место памяти тысяч кишиневцев, один из пунктов нашей сакральной топографии в некотором новом, осовремененном амплуа можно протащить в XXI век. Ан нет! Профукали. Не успели! Говорили, строили планы, некоторые даже чертили проекты. А в это время правительство, напрочь лишенное подобных сентиментальных чувств, распорядилось вполне себе предсказуемо: разрушить к едрене фене и заработать солидные внешнеполитические очки за лояльность.
Почему на «этот воровской подгон» согласились наши уважаемые партнеры по развитию? Наверное, потому что нас – общество – они воспринимают, как нечто такое, что давным-давно лишено отдельной субъектности, что мы – такие же, как эта власть, если не хуже. Ведь эту власть выбрали мы, ведь это мы миримся с ее существованием, с ее правом говорить от нашего имени. Все как бы логично!

Рискну, тем не менее, предположить, что мы и действующий режим – не одно и то же. Что когда собираются стереть в прах Республиканский стадион, то спрашивать об этом стоит не у власти, а у нас, у горожан. Возможно даже при помощи городского референдума.

Понятия не имею, прочитают ли в посольстве США в Молдове этот пост, но убежден, что нашим американским партнерам представился уникальный шанс внести достоверный вклад в развитие местной демократии. Стоит им только отказаться от столь сомнительного и скандального подарка, стоит им только поддержать конкурс на выдвижение идей и проектов по реконструкции разрушающегося памятника, помнящего те времена, когда, не взирая на действующую власть, мы жили будущим, уверенно шли за солнцем, не придавая значения тому, что закатывается оно, оказывается, на Западе.

Ну а пока – посмотрите пять минут из жизни мальчика Санду, проведенные им на том самом месте, которое 56 лет спустя будет приговорено к уничтожению. Почувствуйте разницу.