«Ничтожество в должности президента» — в понедельник президент Молдовы Игорь Додон принял участие в открытии очень странного памятника Петру Великому и Дмитрию Кантемиру в городе Волгодонске Ростовской области. Молдавский и российский государственный деятель и крупнейший ученый своего времени Дмитрий Кантемир изображён в виде какого-то фермера, несущего на продажу связку с виноградными гроздьями — по-другому понять это «творение» невозможно. 

Дмитрий Кантемир

Своим несуразным содержанием скульптурная композиция не только оскорбляет и унижает личность молдавского господаря и всемирно известного учёного Дмитрия Кантемира, но и ставит под сомнение исторические глубокие и разносторонние дружественные молдавско-российские отношения.

«Китч и воинственная вульгарность никогда не были главным движением души молдавского народа. Как, впрочем, и любого народа. Но сейчас, когда именно китч и идейный примитив стали сутью додоновского правления, нужно будет приложить не мало усилий для того, чтобы выправить положение» — считает профессор, доктор истории Марк Ткачук. На своей странице в фэйсбуке он опубликовал следующий текст:

— Конечно же, Дмитрий Константинович Кантемир в восприятии нынешних российских монументалистов может быть только пейзаном-виноградарем! — Этаким фольклорным и эксцентричным шутом, увешанным виноградными гроздьями, едва стоящим на коротких ногах первым бахусом-агрономом Земли Молдавской.

Ну а каким мог изобразить Кантемира свинорылый Пахолков — сердечный друг нашего автохтонного клубничного борова? Разве мог быть иной заказ? Иная скульптура? Какой-то иной Дмитрий Кантемир?

Ведь у Пахолкова твердо отпечатался облик хороших и надежных молдаван. Он их видел своими глазами. Ему их показывали! Тех, которые «не пишут статей», которые книг не читают. Таких простых «диких молдаван», пожирающих шкуру едва убитой свиньи под восторженные вопли пролетающего мимо на квадрацикле самого молдавского президента Додона!

И потому памятник не мог быть иным! Не мог быть изображен иной, подлинный Дмитрий Кантемир. Ну тот, который в амплуа подданного Российской империи оказался первым русским ученым, ставшим членом Берлинской Академии наук. И вовсе не по агрономическому профилю, а за выдаюшиеся достижения в языкознании и философии. Тот, который был автором не устаревших до сих пор трудов по истории Османской империи и Дунайских княжеств. Тот, который сочинял музыку и теоретические труды по музыке, кто основал целое направление в музыковедении и писал романы.

Бродский как-то сказал, что у него с советской властью не политические, а эстетические расхождения. В нашем случае о какой бы то ни было эстетике не может быть и речи. Тут иные расхождения. Китч и воинственная вульгарность никогда не были главным движением души молдавского народа. Как, впрочем, и любого народа. Но сейчас, когда именно китч и идейный примитив стали сутью додоновского правления, нужно будет приложить не мало усилий для того, чтобы выправить положение.

Интересно, кто-нибудь вступится за Дмитрия Кантемира? За его честь и достоинство? — задал вопрос профессор Марк Ткачук на своей странице в фэйсбуке.


Юрий Мунтян: После этого Додона нам нужно будет доказать прежде всего самим себе, что это ничтожество, этот ужас и нескончаемый позор, всего лишь мелкие физиологические пузыри

Юрий Мунтян о посольстве СШАЮрий Мунтян также прокомментировал скульптурное творение, которым помпезно хвастался молдавский президент. На своей странице в фэйсбуке Юрий Мунтян опубликовал следующий пост:

— Пытаясь, по возможности, не предвзято оценить «поэтическое мировосприятие» автора скульптурной композиции, думаю, выражу общее мнение, что «тема» раскрыта формально и даже неряшливо. Явно недостаёт фигуры малолетнего Антиоха Дмитриевича Кантемира с ягнёнком. Присутствие образа будущего философа-просветителя и поэта, одного из зачинателей русского литературного языка и стихосложения символизировало бы не только неразрывную связь поколений, но и полнее отразило бы богатство и разнообразие продукции молдавских тружеников села!

А если серьёзно, то после этого Додона, нам нужно будет доказать прежде всего самим себе, что это ничтожество, этот ужас и нескончаемый позор, всего лишь мелкие физиологические пузыри, которые мы сами пускаем, НЕ ДУМАЯ или думая, что никто не заметит!