7 ноября (!) Конституционный суд Молдовы подтвердил конституционность некоторых норм закона, в которых были прописаны ограничения права на забастовку.

Полиция в пене на протесте в Европе
Что происходит с полицией, когда на протест выходят пожарные.

Речь идёт о Трудовом кодексе, Кодексе железнодорожного транспорта и постановлении Правительства с перечнем «важных» предприятий, трудовым коллективам которых запрещено бастовать. Работники системы здравоохранения, энергообеспечения, водоснабжения, работники железной дороги, авиаперевозчики, работники ряда государственных институтов и некоторые другие граждане продолжат оставаться без права организовывать и участвовать в забастовках.

Вся история очень показательная. Но есть особенно актуальный вопрос. Связан он с Железной дорогой Молдовы. Год назад служащие этого ГП не получали зарплату по 5 — 7 месяцев (насколько я понимаю, задолженность есть до сих пор). Спрашивается, какого чёрта всем этим людям, работающим без денег столько месяцев, запрещено объявить забастовку? То есть, работать в долг, за бесплатно – это, конечно, не хорошо, но «бывает». При этом  железнодорожники ОБЯЗАНЫ выходить на работу, водить поезда, чистить вагоны, принимать составы, проверять полотно, проводить ремонтные работы. Обязаны за бесплатно, получается! И если кто скажет, что работать за спасибо не намерен – это уже статья. И совсем не газетная. Чувствуете, какие справедливые нормы закона подтвердил КС?!

Забастовка последняя возможность

Некоторые комментаторы в социальных сетях посмотрели на этот вопрос несколько по-другому. Мол, правильно, нечего бастовать, это важные отрасли (ага, особенно госслужащие, к слову). Деликатно возражу. Забастовка дело не простое. Она может быть объявлена, когда исчерпаны все другие возможности отстоять свои права. Забастовка – это тяжёлая необычная работа для участников. Она требует сплочения коллектива, несёт в себе риски неудачи и опасность провокаций. После забастовки организаторы будут находиться под пристальным наблюдением руководства – в любой момент их могут лишить работы. Забастовка — это сложные переговоры, работа с документами, возможно, наём адвокатов, сбор денег. Никакой коллектив не объявит забастовку просто так, от хорошей жизни, от нечего делать. Тем не менее, право на забастовку – это практически последняя гарантированная возможность защитить свои трудовые права. Кто считает, что через суд можно быстро и уверенно решить любой трудовой спор с руководством, с собственником – пусть кинет в меня камень.

Право на забастовку – это практически последняя гарантированная возможность защитить свои трудовые права.

Понятно, что забастовки в Молдове – это нечто совсем уж экстраординарное (хотя и они случаются, пример – забастовка на заводе Fujicura). Так вот, признал бы КС право за теми же работниками ЖД участвовать в забастовках – не остановилась бы на следующий день ЖД! Не так просто организовать, законом предусмотрены сроки подачи петиции о подготовке к забастовке и много еще деталей. Да и сами старые профсоюзы стали бы на сторону руководства – лишь бы всё спокойно было. Но сам факт права на забастовку и и начало её подготовки очень бы мотивировали руководство страны решить вопрос с задолженностью перед работягами.

Есть ещё один важный момент. КС как орган, обслуживающий интересы режима, банально подтвердил право правительства и впредь определять предприятия, на которых забастовки запрещены. Важными для жизни общества могут быть названы какие угодно организации или отрасли. Например, средние образовательные учреждения. А кто скажет, что они не важны? Или, возьмём, какую-нибудь частную организацию. Пусть даже и не крупную. «Симпалс», к примеру. Без рекламы в интернете и «999» у некоторых предпринимателей остановится работа. Значит – тоже важная для жизни общества компания. И так правительство может запретить бастовать абсолютно всем. Именно этим мне не нравится решение КС, который в очередной раз повторил пресловутую фразу – право на забастовку является УСЛОВНЫМ конституционным правом гражданина. А вот насколько «условным» будет определять режим.

P.S. В завершение несколько эпичных фотографий забастовки пожарных Бельгии, когда власть попыталась провести реформу — сократить финансирование этой службы и увеличить возраст выхода на пенсию работников противопожарной службы с 58 до 60 лет. Жёстко? Да. А как по-другому, если другие способы отстоять свои права исчерпаны?

Источник: Блог Михаила Полянского.