Буржуазия называет майдан революцией
Майдан — это не революция.

Революция — сколько всего сокрыто в этом слове, сколько разных эмоций и ассоциаций оно вызывает, кто-то восхищается, кто-то испытывает отвращение и т.д. Это поистине величественный термин, заставляющий всех содрогаться при его упоминании. Однако к нему очень любят примазываться всякого рода скудные явления, которые никакого отношения к революции, в общем-то, и не имеют. Это необходимо для придания большей помпезности этим явлениям, с одной стороны, и дискредитации явления революции — с другой.

Исключением не стали события на Украине в 2013 — 2014 гг., где в результате восстания был свергнут тогдашний буржуазный президент Виктор Янукович. Участники тех событий и продажные СМИ с самого начала стали именовать сие событие «революцией достоинства».

Буржуазия всех стран так или иначе преподносит эти события как революцию, ну а за ними петушком поспевают идеологи оппортунизма, которые также называют Майдан революционным явлением.

Майдан или революция

Под натиском господствующей машины одурманивания у пролетариата и народных масс в целом складывается весьма ложное впечатление и представление не только об украинских событиях, но и о революции в целом.

Постараемся же разбить эти иллюзии, которыми буржуазия 24 часа в сутки набивает наш разум, и вытащить людей из ментальной темницы, в которую их пытаются заточить.

О революции

Начнем, пожалуй, с революции. Свое истинное общественно-политическое значение этот термин получил благодаря творчеству К. Маркса – Ф. Энгельса, а также В. Ленина, И. Сталина.

Основательное исследование особенностей общественной жизни как цельного явления приводит Маркса и Энгельса к интересным открытиям:

Кавычки для цитаты«На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что́ является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции»

[К. Маркс, Ф. Энгельс, собр. соч., т. 13, с. 7].

Продолжая научный анализ определенных процессов в общественной жизни, Маркс и Энгельс отмечают в революции её неизбежность и даже историческую необходимость. Дальнейшее развитие теория революции получает в творчестве Ленина. В ряде своих трудов он вскрывает главную субъективную причину и в то же время механизм революции, а именно революционную ситуацию.

А формулируется она простым образом: верхи не могут более править, как прежде, а низы более не хотят жить, как прежде. Также Ленин отмечает, что необходима серьезная мотивация народных масс пойти на восстание и идти до конца, невзирая ни на какие трудности, равно как и необходима политическая сила, способная вести массы, способная организовать свой класс.

С одной стороны, у нас критический конфликт между уровнем развития производительных сил и типом производственных отношений (а затем и экономическим базисом, и политической надстройкой), а с другой — «верхи не могут, низы не хотят».

Итак, марксизм-ленинизм понимает под революцией вообще переход (т.е. процесс) от одного действующего общественно-экономического строя к другому — более прогрессивному, более совершенному и эффективному строю со сменой у власти (политической и экономической) класса с реакционного на прогрессивный.

Реакционный класс суть банкрот, тот, у кого нет более будущего и кто не видит себя в будущем, кто исчерпал свои возможности и более не развивается сам и не двигает развитие общества.

Он всеми своими фибрами стремится сохранить существующее положение вещей, а то и вообще возвратить некоторые старые, давнишние порядки. Ему чужд прогресс и омерзительно будущее. Прогрессивный же класс, наоборот, — молодой развивающийся класс, у которого есть будущее и за которым тянется будущее, которому необходим прогресс, необходимы преобразования.

Этот класс несет в себе новые производственные отношения, новый способ производства. И капиталисты в свое время были прогрессивным классом, разрушающим все прежние оковы феодального общества и создавая новые величественные производительные силы.

Так, она создала крупную промышленность, разрушила патриархальность и раздробленность товаропроизводителей, разрушила верховенство королей и отношения личной зависимости. Сегодня эстафету прогрессивности перенял рабочий класс.

Также Маркс и Энгельс подмечают:

Кавычки для цитаты«С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественно-научной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства — от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение».

[К. Маркс, Ф. Энгельс. Собр. соч., т. 13, с. 7]

Таким образом, революция условно делится на три части: экономический, культурный и политический перевороты.

Экономический переворот заключается в двух основных вещах:

(а) рождение, утверждение и доминирование новых производственных отношений, нового способа производства;

(б) изживание прежних отношений, прежнего способа производства, прежнего базиса путем постепенного разорения, ослабления и экспроприации прежнего класса.

Политическая революция суть непосредственное взятие государственной власти прогрессивным классом (а следовательно, низвержение реакционного прежде господствующего класса с его пьедестала) и изменение институтов власти, формы правления, правовой системы и пр.

Необходимо отметить, что политические революции либо зачинают весь переворот в общественной жизни, либо его заканчивают. Так, например, буржуазная политическая революция (как таковая, а не какая-то конкретно) завершает собой революцию социальную, завершает собой переход к капиталистической формации. Взятие же государственной власти пролетариатом знаменует лишь начало всей социальной революции, есть лишь первейший акт перехода от капитализма к коммунизму. Культурная революция есть качественное изменение во всей громадной плеяде культурных форм жизни (религии, философии, идеологии, художественной культуре), ведущее к становлению совершенно новой парадигмы.

Итак, всякая революция (политическая революция) от малой до великой, от бескровной до жестокой, от тихой до величественной, обладает рядом закономерных признаков, критериев, которые и делают революцию революцией, которые и отличают революцию от остальных общественно-политических явлений.

Марксизм-ленинизм выделяет следующие закономерности:

(а) революцию всегда возглавляет, революцией всегда руководит прогрессивный общественный класс (непосредственно и через своих представителей и свои организации).

(б) кардинальная смена формы правления и государственного устройства (смена институтов власти, изменение правовой системы и пр., а подчас и уничтожение прежней государственно-правовой машины). Каждый общественный класс имеет свои методы управления, а следовательно, и свои органы, институты управления, власти (у буржуазии — парламент, у пролетариата — совет, у помещиков — монарх).

(в) упразднение прежней формы собственности, экспроприация реакционного класса.

(г) становление господства принципиально новой парадигмы мировоззрения (в философии, науке и идеологии).

Часто приходится сталкиваться с мнением, будто восстание со свержением верховного политического руководителя есть политическая революция. Это довольно-таки распространенное заблуждение.

В противовес этому необходимо запомнить, что политическая революция свергает прежние, отжившие свой век институты власти, в политической революции один класс (прогрессивный, но внизу) свергает другой класс (реакционный, но господствующий). Не персоналия, не политическая верхушка меняется, а господствующий класс в целом.

О государственном перевороте

Помимо революции в общественно-политической мысли выделяется еще одно достаточно уникальное явление. Речь идет о так называемых государственных переворотах, свержениях действующего политического режима, действующей политической фигуры (отдельной персоналии, партии или всего состава правительства) при сохранении прежнего общественного устройства. Государственные перевороты известны с незапамятных времен. Такие события имели место быть в Вавилоне, Древнем Египте, Риме, Греции, Китае, России, такие явления происходили во все времена и в практически всех формациях, не счесть числа всех произошедших в человеческой истории государственных переворотов. Одни вели к прогрессивным изменениям, другие — к откровенно реакционным.

Под государственным переворотом мы понимаем насильственную смену политически правящей фракции господствующего класса при сохранении всего прежнего уклада общественной жизни.

Перевороты могут протекать по-разному и иметь разную форму. Тут вам и дворцовый переворот, и военный мятеж, и восстание. Отличный пример такого переворота — это 18 брюмера во Франции или октябрьские события 1993 года в России, а также свержение Муссолини в Италии (переворот АнтиФа), Красный Май 1968 года во Франции. Меняются персоналии, состав правительства и политические партии, но строй остается прежний, институты власти, форма правления, правовая система, экономическое устройство — все остается прежним.

В буржуазной истории явление государственных переворотов берет свое начало с событий Великой французской революции.

9 термидора по революционному французскому календарю (24 июля 1794 года) произошла насильственное смещение М. Робеспьера и якобинской фракции от власти, насильственно была учреждена Директория. Можно обозначить ряд закономерных признаков государственного (дворцового) переворота.

Государственный переворот в принципе имеет всего два существенных признака:

1) Шефствует отдельная фракция господствующего класса

Кого мог представлять Гай Юлий Цезарь, пошедший против Сената? Неужели рабов или вольнонаемных ремесленников? Конечно же, представлял он класс рабовладельцев, равно как и отдельную его группировку. Так же и с походом чернорубашечников на Рим — Национальная Фашистская Партия во главе с Б. Муссолини представляла как весь класс капиталистов, так и отдельную наиболее реакционную часть этого класса. С переворотом АнтиФа или Красным Маем аналогичная ситуация. Всё мероприятие, даже если оно протекает в форме народного восстания или военного мятежа, всегда возглавляет господствующий класс, всегда возглавляют представители господствующего класса.

2) Сохранность действующего строя

Насильственная смена политически правящей фракции господствующего класса никогда не затрагивает и затронуть в принципе не может основы существующего строя, не затрагивает основы и все особенности нынешнего экономического базиса. Может лишь немного измениться политическая надстройка (с буржуазной демократии на фашизм, например), но все это лишь косметические изменения. Таковы основные закономерности переворота.

О Майдане

Взглянем же теперь на события на Украине 2013 — 2014 гг. Это была революция или государственный переворот? Если и было это событие переворотом, то какого характера — прогрессивным или реакционным? Ряд левых революционно болтающих интеллигентов, рядящихся в одежды марксизма, обставляют Майдан таким образом, будто это новая форма буржуазно-демократической революции, они восхваляют это явление, считают его крайне прогрессивным. Хорошо запомните таких болтунов.

Это новая форма социал-реформизма. Политическая буржуазная революция невозможна в полностью капиталистическом обществе. Под «полностью капиталистическим», я имею в виду отсутствие в данном обществе каких-либо пережитков феодализма в базисе и/или в надстройке и уж тем более отсутствие класса помещиков, т.е. никакой монархии, сословий, вассалитета, помещиков и всего прочего в подобном обществе нет.

Для буржуазно-демократической революции та же Украина должна была быть монархией, должны были быть сословия, должен был политически господствовать класс помещиков и т.д. Не говоря уже о характере буржуазии как прогрессивного класса. Хотя буржуазно-демократические революции способны возглавляться рабочим классом, но особенности Майдана мы рассмотрим чуть ниже. И вот тогда вооруженное восстание на Украине, возглавляемое прогрессивной буржуазией в действительности будет буржуазно-демократической революцией.

Но Украина и до событий 2013 — 2014 гг. являлась полностью капиталистической без каких-либо феодальных пережитков, что Украина находится на стадии государственно-монополистического капитализма.

А в таком обществе, единственным прогрессивным классом является пролетариат. В таком обществе невозможна никакая иная революция, кроме пролетарской, примеры осуществления и протекания которой наглядно можно увидеть на примере Парижской Коммуны 1871 года, Великой Октябрьской социалистической революции, Кубинской революции и пр. Подробно об особенностях пролетарской революции см. «Манифест Коммунистической партии», «Апрельские тезисы», «Государство и революция», «О двух революциях».

Ни у одного, даже самого законченного нахала, пса буржуазии и горлопана язык не повернется назвать Евромайдан социалистической революцией. «Оранжевая революция», «цветная революция», «революция гидности» — короче говоря, какая угодно революция, но только не коммунистическая…

Заслуженной звездой всего мероприятия являлась коалиция националистических фашистских сил «Правый сектор», включавшая в себя «Социал-национальную ассамблею» (а точнее, её боевое крыло «Патриот Украины»), «Тризуб», УНА-УНСО и Конгресс украинских националистов.

И эти люди были носителями буржуазной идеологии и выражали классовый интерес буржуазии. ПС финансировался в основном крупным капиталом, а конкретно олигархами П. Порошенко, И. Коломойским. А как гласит известная поговорка, «кто за даму платит — тот её и танцует». Также активнейшее участие в Майдане принимали тогдашние парламентские партии «Удар» В. Кличко, «Батьковщина» Ю. Тимошенко, «Свобода» О. Тягнибока — либералы, консерваторы и националисты. Поддержали это мероприятие и иные парламентские и внепарламентские партии: Радикальная партия Ляшко, Демократический альянс, Европейская партия Украины. Одним словом, буржуазные силы (они и программу имеют соответствующую — везде защита священного идола частной собственности, и финансирование имеют соответствующее — от крупного капитала).  

Не менее ключевую роль играло движение «Автомайдан», возглавлявшееся крупным бизнесменом Д. Булатовым, спонсировавшееся все той же буржуазией, все той же финансовой олигархией и все теми же конкретными олигархами (Порошенко, Коломойский и пр.). Это тоже было поистине «революционное» объединение. Они не требовали передачи власти новым органам управления, новым институтам власти, не требовали введения нового устройства. Им нужны были лишь косметические реформы.

Также было движение «Самооборона Майдана», состоявшая из бывших сотрудников спецслужб, военнослужащих и преимущественно правых радикалов и ультрас, возглавлял которое А. Парубий — бывший член фашистской партии «Социал-национальная ассамблея» и тогдашний член партии «Батьковщина». Он же и является создателем этой организации. Итак, доминирующими политическими силами Майдана были буржуазные и мелкобуржуазные партии и движения, деятели и ораторы, которые имели прямое финансирование со стороны своей олигархии и которым оказывали существенную поддержку американо-европейские силы (капиталисты и политические деятели). Двигала всеми реакционная буржуазная идеология, двигал мероприятие реакционный класс капиталистов.

До Евромайдана, Украина являлась унитарной парламентско-президентской республикой. В соответствии с новой конституцией Украина ныне является унитарной парламентско-президентской республикой. В Верховной Раде заседали буржуазные в качестве главенствующих и мелкобуржуазные на подпевках партии и объединения (ПР, КПУ, «Батьковщина», «Удар», «Свобода» и т.д.). После свержения Януковича в Верховной Раде стали заседать буржуазные в качестве главенствующих и мелкобуржуазные на подпевках партии и объединения («Блок Петра Порошенко» – бывшие ПР и «Удар», «Народный фронт», «Батьковщина», Радикальная партия и пр.). Ничего  толком и не поменялось. Новые институты власти не заменили прежние, изменения или уничтожения государственно-правовой машины не произошло, форма правления и государственное устройство не поменялись. Даже принципиально новые политические силы у руля не встали. Об устранении прежней, стало быть, капиталистической собственности, думаю, говорить не стоит. И дураку понятно, что капиталист (класс) не может сам себя свергнуть и экспроприировать, а Майданом, как уже было ранее установлено, дирижировали сами капиталисты, они и продолжают оставаться господствующим классом по сей день.

Таким образом, Майдан не есть революция, как бы ни хотели это так обставить лжецы и глупцы, действующие на благо капиталистов и жаждущие нашего невежества. Своими пасквилями они топчут сам образ революции и революционеров, стремясь подменить их своими мифами, вселяя в нас уверенность, что смена персоналии сулит кардинальные изменения и улучшение нашей жизни. Называть Майдан революцией значит совершать преступление против рабочего класса, значит врать трудящимся. Сознательным же пролетариям ясна суть этого мероприятия: Майдан есть обычный государственный переворот, выгодный как отдельной фракции финансово-промышленной олигархии Украины, так и всему (в национальных и мировых масштабах) классу буржуазии.

Об иных событиях

Все бы ничего, но вот украинские события 2013 — 2014 гг. не новы. 2000-е годы вообще горазды на такие события: восстание и переворот в Грузии (т.н. «революция роз»), Киргизии, Молдавии, на Ближнем Востоке («Арабская весна»).

Переворот в Молдове
События в Молдове в апреле 2009 года.

Включены они сюда не только потому, что буржуазия и их окрестила революциями, а ревизионисты им подпевают в этом, но ещё и потому, что они имеют очень много общего, крайне много общего.

Возьмем, к примеру, Грузию. До событий 2003 года, этой «революции роз», Грузия была президентской республикой, в парламенте заседали буржуазные партии, доминировала фракция, ориентированная на российский империализм, класс капиталистов в Грузии тогда господствовал и экономически, и политически, уже являлся полностью реакционным классом.

Думаете, после «революции роз» что-то изменилось? Ничего подобного. Грузия все так же является президентской республикой с буржуазными партиями, правда, доминирует фракция, ориентированная на американо-европейский империализм. Но все те же «теоретики» священного диванного анализа пытаются оправдать именование этого события революцией и утверждают, что это была буржуазно-демократическая революция. Но они ошиблись. Это не была революция.

И подобное можно увидеть в каждом из приведенных явлений. Аналогичная картина. Во всех этих случаях мы можем заметить, что данные восстания происходят в абсолютно буржуазных обществах, возглавляется эта тусовка буржуазными и мелкобуржуазными силами, спонсируются эти мероприятия финансовым капиталом, имеют они широчайшую поддержку империалистов, приводят к смене одной фракции у политического руля на другую клику при сохранении всего прежнего строя, протекают в виде народного восстания, имеют одинаковые требования, одинаковую тактику и схему действий.

Они зазывают народ свергать персоналию (Муссолини, де Голля, Януковича, Мубарака, Каддафи и т.д.), а не класс, они вменяют именно персоналиям ответственность за ту нищету, бесправие и разруху, в которой оказались народные массы страны, не понимая, что вся проблема — в общественно-экономической формации и зажравшихся капиталистах. Они уводят сознание рабочих от классовой борьбы в сторону чисто политической, причем буржуазно-политической борьбы.

Короче говоря, все так называемые «оранжевые революции» не есть революции вообще и буржуазно-демократические тем более. Все они лишь государственные перевороты, суть которых сводится к замене одной фракции финансового капитала другой фракцией на командорском посту государства.

А в силу того, что они имеют одну сущность, одни закономерности и признаки, одни механизмы, то правомочным будет дать единое общее наименование таких событий. Буржуазная пропаганда уже имеет в своем распоряжении такое именование – «оранжевая революция». И такое название дискредитирует явления революции. Оно ложно по своей природе. А потому нужно другое имя. По моему скромному мнению, слово «майдан» отлично подходит, тем более что это словцо уже вошло в обиход и стало нарицательным (привязано не только к Украине). В таком случае скажем свое слово.

Майдан — государственный переворот с привлечением народного восстания, ведущий к смене одной буржуазно-бюрократической клики на другую с небольшой, косметической коррекцией существующего строя (прежде всего политической надстройки в сторону большей/меньшей вуали или реакции).

Майдан есть один из способов господствующего класса предотвращать революции путем взятия под свой контроль революционной ситуации и направлении народных масс по пути, выгодному отдельной фракции финансового капитала и всего класса буржуазии в целом. Происходит такое в силу четырёх факторов:

— полное господство оппортунизма в рабочем движении,

— отсутствие истинной пролетарской партии революционеров,

— отсутствие веры масс в социализм,

— низкая сознательность пролетариата.

Можно выделить два вида «майданов»: левой ориентации, он же прогрессивный, и правой ориентации — реакционный.

«Прогрессивный» имел место быть во Франции в 1968 году, т.н. Красный Май, свергнувший тогдашнего президента де Голля и все прежнее правительство. Это восстание и переворот привели к действительно прогрессивным изменениям в политике.

«Реакционный майдан» можно наблюдать, например, на Украине. Поскольку возглавлялся он националистами и вполне мог привести к открытой диктатуре.

Павел Понаиотов, «Политштурм».

*Опубликовано с незначительными сокращениями