Советские люди
Рабочему проще изучать и понимать «Капитал», чем буржуа

I. Введение

1. «Капитал» был написан сто лет назад (в 1867 г.), но по-прежнему сохраняет всю свою свежесть, и сейчас он более релевантен и актуален чем когда-либо. Значительную часть последнего века буржуазные идеологи в лице «экономистов», «историков» или «философов» пытались опровергнуть его, объявив трудовую теорию стоимости, теорию прибавочной стоимости и закон стоимости «метафизическими» положениями, не имеющих ничего общего с «политической экономией». Последний из этих идеологов — Рэймон Арон — лишь переформулировал старые аргументы, претендуя на выдвижение нечто нового (самые же «безукоризненные» доказательства, какие мне только знакомы, принадлежат итальянскому философу Бенедетто Кроче).

2. Рабочим, читающим «Капитал», намного легче понять написанное, чем всем буржуазным специалистам, какими бы эрудированными они не были и какими бы учеными степенями они не обладали. Почему? Потому что «Капитал» непосредственно описывает капиталистическую эксплуатацию, жертвами которой они и являются. «Капитал» выделяет и описывает механизмы данной эксплуатации, в которой рабочие проживают всю свою жизнь и в различных формах которой буржуазия осуществляет ее: продление рабочих часов, повышение производительности и темпа работы, сокращение заработной платы, создание безработицы и т.д. Поэтому, прежде всего, «Капитал» является их классовой библией.

3. Помимо пролетариев, есть и другие читатели, серьезно воспринимающие «Капитал»: высокооплачиваемые рабочие, служащие и некоторые группы, вовлеченные в так называемый «интеллектуальный труд» (учителя, научные сотрудники, технические специалисты, врачи, архитекторы и т.д.), не говоря уже об учащихся университетов и средних классов школы. Все они страстно желают узнать и понять механизмы капиталистического общества, дабы найти свое положение в классовой борьбе. Они читают «Капитал», являющийся одновременно и научным, и революционным трудом, объясняющим устройство капиталистического мира. Они также читают Ленина, продолжившего работу Маркса и описавшего капитализм, достигший своей наивысшей и последней стадии — империализма.

Эксплуатация пролетариата

II. Две трудности

4. К сказанному необходимо добавить, что чтение и понимание «Капитала» является сложным для всех. Нам следует принять тот факт, что его чтение представляет собой две трудности: (1) политическую — самую главную, и (2) теоретическую — второстепенную. Итак, первая является политической. Чтобы понять «Капитал» необходимо иметь непосредственный опыт взаимодействия с капиталистической эксплуатацией (подобно рабочим) или (подобно революционным бойцам — будь они рабочими или интеллектуалами) попытаться приложить надлежащие усилие приблизиться к «позиции рабочего класса». Те, кто не принадлежит ни к рабочим, ни к революционным бойцам (какими бы образованными они не были, как, скажем, «экономисты», «историки» и «философы»), следует уяснить, что цена, которую они должны заплатить за достижение данного понимания, суть революция в их мировоззрении,
безраздельно управляемом буржуазными предрассудками и предубеждениями.

5. Вторая трудность — теоретическая. Она второстепенна по отношению к первой, но, тем не менее, действительна. Привыкшие к теоретической работе — прежде всего в области теоретической науки и менее в точных науках (а «гуманитарные науки» — на 80% фальсификация и продукты буржуазной идеологии) — способны преодолеть данную трудность благодаря тому, что «Капитал» является работой чистой теории. Другие же (например, рабочие), не привыкшие к чистой теории, должны постоянно прикладывать усилие, терпеливо работать и постепенно продвигаться в теории. Мы поможем им и вскоре увидим, что они способы преодолеть данную трудность.

6. Все, что им сейчас следует знать, так это

1) что «Капитал» — работа чистой теории, что в нем рассматривается «капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена», и что, следовательно, «Капитал» имеет дело с нечто «абстрактным» (т.е. с тем, к чему нельзя прикоснуться), что это не какая-то книга по истории или эмпирической экономике, как этого бы хотели «историки» или «экономисты», вообразившие, будто бы «Капитал» должен быть подобным трудом.

2) что вся теория характеризуется абстракцией и четкой систематизацией своих концепций, и что поэтому необходимо овладеть практикой абстракции и систематизации. Абстрактные концепции и системы суть не какие-то пустые фантазии, но средства для производства научного знания, подобно тому, как инструменты, станки, само их точное устройство — средства для производства
материальных продуктов: автомобилей, транзисторов, самолетов и т.д.

7. Если они это поймут, то последующие элементарные практические соображения по чтению первого тома могут оказаться полезными.

8. Наибольшие трудности (как теоретического, так и практического характера), возникающие при прочтении первого тома, к сожалению (или, возможно, к счастью), легко обнаруживаются прямо в самом его начале, а точнее в 1-м отделе, посвященного товару и деньгам. Поэтому я советовал бы начать со 2-го отдела — «Превращение денег в капитал». По-моему, невозможно начать (и только начать) понимать 1-й отдел, без прочтения и перечитывания всего 1-го тома, начиная со 2-го отдела.

9. Это не простой совет, но рекомендация, которую я расцениваю как обязательную. Любой желающий может подтвердить это на своем практическом опыте.

10. Если же начать читать 1-й том с самого начала, т.е. с 1-го отдела, то можно увязнуть и, скорее всего, бросить чтение. Или же можно вообразить, будто бы все понятно, что даже еще хуже, ибо так можно закончить тем, что будешь «понимать» уже совсем нечто отличное от того, что пытаешься понять.

11. Начиная со 2-го отдела о «превращении денег в капитал» все очень ясно. Читатель может теперь добраться прямо до сердца и сути 1-го тома.

12. То есть до закона прибавочной стоимости, который рабочие способны усвоить без всякого труда, потому как это научная теория, сила, воздействие которой они ощущают каждый день — классовая эксплуатация.

13. 3-й и 4-й отделы очень объемные, но довольно легкие для понимания, а также обладающие значительной важностью для сегодняшней классовой борьбы. В них описываются две основные формы прибавочной стоимости, c помощью которых капиталисты могут осуществлять максимально возможную эксплуатацию рабочего класса — то, что Маркс называет абсолютной и относительной прибавочной стоимостью.

14. Абсолютная прибавочная стоимость (см. 3-й отдел) связана с продолжительностью рабочего дня. Маркс объясняет, что класс капиталистов постоянно пытается продлить рабочий день насколько это возможно, и что защита сокращенного рабочего времени более века было одним из средств классовой борьбы рабочего класса.

15. Исторические стадии этой ожесточенной борьбы хорошо известны: сперва — 12 часов, затем — 10, потом — 8, и, наконец, во времена «Народного фронта» (1936 г.) — 40 часов в неделю. К несчастью, также хорошо известно как класс капиталистов использует всю свою мощь и любые доступные средства — законные и незаконные — для продления действительного рабочего дня (непосредственно отработанные часы), даже когда они обязаны сократить рабочий день по законам, введенных в результате победы в широкомасштабной классовой борьбе рабочих (например, как это было в 1936 г.).

16. На практике же рабочая неделя обычно колеблется от 45 до 54 часов, и наемные работники обнаружили обман «сверхурочного времени». Также — помимо «официальных» часов — имеется еще и так называемая «черная работа».

17. Пару слов о «сверхурочном времени»: согласно договорам за него платят от 25, 50 и даже 100 процентов выше «обычных» ставок — очень затратно для работодателя, как могло бы показаться. Но в действительности же весьма выгодно, ибо позволяет капиталистам оставлять дорогостоящее оборудование включенным 24 часа из 24-х, дабы оно как можно быстрее обесценилось до того как выйдет из употребления и будет заменено новым, более эффективным оборудованием, беспрестанно производимым современной технологией. Для рабочих заработок от сверхурочного времени — все что угодно, но только не бесплатные подарки от работодателей. Конечно, эти деньги представляются дополнительными для рабочих, которыми они могут довольствоваться, но в то же время это подрывает их здоровье. Вопреки обманчивому облику, сверхурочное время суть не что иное, как дополнительная эксплуатация рабочих.

18. Теперь перейдем к 4-му отделу о «Производстве относительной прибавочной стоимости», представляющему насущный вопрос.

19. В нынешнее время относительная прибавочная стоимость есть основная форма эксплуатация. Еще более неуловимая. Она связана с возросшим использованием оборудования в индустрии (а также в сельском хозяйстве) и с последующим подъемом производительности. Этот подъем (наблюдаемый в течение последних 10-15 лет) обязан не только введению еще более сложного оборудования, что позволяет производить тот же самый объем продукции в половину, треть или даже в четверть прежде затрачиваемого времени, но также и ускорению рабочего процесса.

20. Все это рассматривается Марксом в 4-м отделе, где он описывает конкретные формы механизмов эксплуатации, связанные с возрастанием производительности, и где он показывает, что это никогда автоматически не приносит выгоду рабочему классу, поскольку это всего лишь увеличивает их эксплуатацию.

21. В данном случае рабочие должны поступать так же, как и по отношению к рабочим часам: они должны бороться против типичных форм эксплуатации, связанных с производительностью, чтобы ограничить влияния этих форм (бороться против ускоренного ритма работы, против упразднения определенных должностей, т.е. против сокращения, вызванного повышенной производительностью). Абсолютно неоспоримым способом Маркс показывает, что рабочие не могут надеяться на постоянное получение выгоды от повышения производительности до тех пор, пока они и их союзники не захватят власть, что до этого они могут лишь бороться за снижение последствий, то есть бороться против своей эксплуатации. И это снижение последствий есть часть их классовой борьбы.

22. При необходимости читатель может пропустить 5-й отдел о «Производстве относительной и абсолютной прибавочной ценности» до определенного времени ввиду его довольно специального характера, и перейти прямо к 6-му отделу, где говорится о заработной плате.

III. Производительность и классовая борьба

23. И вновь рабочие здесь будут чувствовать себя как дома, ибо Маркс отказывается от буржуазной мистификации, утверждающей будто бы «труд» рабочих «оплачивается по его стоимости», он рассматривает различные виды заработной платы: повременную, сдельную и т.д. — то есть разные ловушки, расставленные буржуазией, чтобы ввести в заблуждение рабочих и сломить их волю к классовой борьбе.

24. В этом отделе рабочие могут понять, что вопрос заработной платы (или как говорят буржуазные идеологи в своем последнем анализе вопрос «уровня жизни») — вопрос классовой борьбы, а не вопрос повышения производительности, из–за которой рабочие «естественно» привязаны к выгоде.

25. По завершению 2-6 отделов рабочие осознают, что их экономическая борьба может быть только классовой борьбой против двух основных форм эксплуатации, являющихся необратимой тенденцией капиталистической системы.

26. То есть:
1) продление рабочего дня
2) урезание заработной платы

27. Две главных цели (и лозунга) экономической борьбы, проводимой рабочим классом, следовательно, кардинально противоположны целям классовой борьбы капиталистического класса:
1) против любого продления рабочего дня
2) против урезания заработной платы

28. Несмотря на это также необходимо принять во внимание следующие три фундаментальных принципа:

1) Иллюзия, распространяемая реформистами, направлена на то, чтобы убедить людей, что при капитализме заработная плата может быть увеличена просто засчет повышения производительности. Этим скрывается необратимая тенденция капитализма к сокращению заработной платы. Коммунисты должны объяснять эту тенденцию своим товарищам по работе. При капитализме вся борьба за зарплату направлена непосредственно против данной тенденции. Конечно, это также подразумевает, что вся борьба против урезания зарплат одновременно с этим есть и борьба за повышение существующих зарплат.

2) Реформисты стараются скрыть данный факт, потому что они желают свести на нет классовую борьбу. Борьба против продления рабочих часов и против урезания заработной платы вопрос не повышения производительности, но классовой борьбы. И в данном случае — борьбы на экономическом фронте.

3) Но экономическая борьба ограничена, потому как занимает оборонительную позицию против необратимой при капитализме тенденции к повышению экономической эксплуатации. Единственная борьба, проводимая рабочим классом, которая может превратить экономическую борьбу защитного характера (против ускорения и усиления рабочего ритма, урезания заработной платы, увольнения, произвольного установления премий) в наступательную борьбу — борьба рабочего класса на политическом поле. Данная политическая борьба ставит своей конечной целью социалистическую революцию. И эта политическая борьба включает в себя экономическую борьбу. Борьба за социалистическую революцию — вид политической борьбы коммунистов.

29. Все вышеописанное изложено предельно четко в «Капитале», хотя разница между экономическими и политическими аспектами классовой борьбы и не описывается подробно. Это было проделано последователями Маркса — прежде всего, Ленином (см. работу «Что делать?») и всеми революционными лидерами (Морис Торез постоянно подчеркивал это). Никакая революционная перспектива невозможна без примата политической борьбы над простой экономической борьбой. Ибо экономическая борьба аполитического характера ведет к экономизму, то есть к классовому коллаборационизму, тогда как в ином случае сосредоточение на политической борьбе, игнорирующей и пренебрегающей экономической борьбой, ведет в волюнтаризму, то есть к авантюризму.

30. Классовая борьба должна вестись в масштабе страны, принимая во внимание особые обстоятельства ситуации в данном обществе, но в то же время и являться частью интернациональной борьбы рабочего класса.

IV. «Снежный ком» и бойня

31. После 6-го отдела, посвященного заработной плате, читателям следует перейти к 7-му отделу о «Процессе накоплении капитала», который написан очень ясно. Здесь Маркс объясняет тенденцию капитализма к беспрестанному превращению прибавочной стоимости, изъятой у рабочих, в капитал, ибо капитал никогда не прекращает расти как снежный ком — воспроизводить себя во все более возрастающих масштабах, чтобы извлечь еще больше прибавочного труда (прибавочной стоимости) из рабочих. Данный тезис превосходно проиллюстрирован конкретным примером Англии 1846-1866 гг. Ленин показал, что с конца XIX в. воспроизводство капитала принимает форму империализма — слияние банковского и промышленного капиталов с целью образования финансового капитала и непосредственной сверх-эксплуатации «всего остального мира» в форме колониализма, развязывания сперва колониальных войн, а затем межимпериалистических войн. Всем предельно очевидно, что империализм бьется в агонии, ибо две мировые войны помимо всего прочего вылились в русскую революцию 1917 г., установление т.н. стран народной демократии, а затем и в китайскую революцию 1949 г.

32. В завершающей книгу 24-й главе 7-го отдела о «Первоначальном накоплении» содержится открытие великой важности: в ней Маркс опровергает буржуазный миф о рождении капитализма, стремящийся объяснять его как экономность первых капиталистов, что тяжело работали и скапливали деньги с целью обеспечить себя первоначальным капиталом. Маркс показывает, что в действительности капитализм начал развиваться в странах Запада только после громадного «накопления» богатств в руках нескольких аристократов, и что это накопление была жестоким итогом столетий пиратства, нападений, мародерства, грабежей и резни целых народов (например, потомков инков и других обитателей сказочного Перу, богатого своими золотыми приисками).

33. Данный марксистский тезис об исторических истоках капитализма по-прежнему остается зудящей раной. Ибо, не смотря на то, что сегодня капитализм в «странах метрополии» обходится без массовых убийств, он пользуется все теми же воровскими методами, применяет разбой и насилие, учиняет массовую резню в удаленных частях света — в тех странах, что зовутся «Третьим миром»: латинской Америке, Африке, Азии. Сегодняшнее подтверждение правоты написанного Марксом в 8-м отделе — бойня, учиненная американцами во Вьетнаме.

34. Хотя ситуацию полностью изменилась: люди больше не позволяют так просто себя убивать. Они начинают организовываться и защищать себя, потому что — среди прочих причин — Маркс, Ленин и их последователи обучили революционных бойцов классовой борьбе. Вот почему вьетнамский народ одержит победу над сильнейшей во всем мире военной мощью — благодаря Народной Войне, осуществляемой организациями, которые породил сам народ.

35. Если мы хотим прочесть «Капитал», нам также следует прочесть и Ленина (особенно 10-ую главу «Детской болезни “левизны” в коммунизме», в которой Ленин рассматривает главным образом условия социалистической революции в капиталистических странах Запада). Это объяснит нам, что и в наше время многие из нас застанут триумф революции в собственных странах.

V. Золотое правило

36. Резюмируя все то, что я советовал выше относительно прочтения «Капитала»:
1) пропустить 1-й отдел;
2) начать со 2-го отдела;
3) прочесть 2-й, 3-й, 4-й, 7-й и 8-й отделы с предельным вниманием (пропуская 5-й отдел для дальнейшего прочтения);

37. Я бы посоветовал читателям «Капитала» также предварить их изучение главного труда Маркса прочтением двух нижеприведенных книг, служащих великолепным введением:

— «Наемный труд и капитал» (1847) Маркса
— Конспект первого тома «Капитала» (1868) Энгельса, прекрасно излагающего основные идеи первого тома

38. Если имеется желание понять некоторые важные выводы, исходящие из 1-го тома и представленные в понятном и простом виде, то можно посоветовать после прочтения 1-го тома перейти к «Заработной плате, цене и прибыли» (1865) Маркса. Эти две маленькие работы («Наемный труд и капитал» и «Заработная плата, цена и прибыль») представляют собой лекции Маркса, первая из которых была прочитана достаточно рано — в 1847 г. на собрании рабочих, другая же — намного позже, в 1865 г. перед Генеральным Советом 1-го Интернационала.

39. Читая их, можно уловить тот язык, который — как полагал Маркс — необходимо использовать при разговоре с рабочими и бойцами рабочего движения. Маркс знал, как говорить просто, понятно и прямо, но, в то же время, не проявлял ни единой уступки по отношению к научному содержанию своих теорий. Он полагал, что рабочие имеют право на науку, и что они в полной мере способны преодолеть затруднения, характерные при прочтении любого научного выражения. Это золотое правило является — и остается — уроком для всех нас.

40. Пояснительная заметка по 1-му отделу «Капитала»:
Здесь я могу только привести краткую заметку относительно теоретических сложностей, затрудняющих быстрое прочтение 1-го тома «Капитала» (Маркс правил его по меньшей мере 10 раз перед тем как довести до своей конечной формы, и не только из–за проблем с изложением).

Два слова о том, как справиться с этими трудностями:

1) Теория трудовой стоимости понятна только как особый случай, из которого Маркс и Энгельс вывели закон стоимости. В свою очередь, эта формула — закон стоимости — также создает трудности.

2) Теория трудовой стоимости является всего лишь одним особым аспектом более большой теории, т.е. теории прибавочного труда, существующего во всех обществах, но примененная ко всем классовым обществам. Эта теория прибавочного труда, однако, не рассматривается во всей своей полноте в 1-м томе. Таким образом, 1-й том специфичен тем, что он содержит решение проблем, что только выдвигаются во 2-м, 3-м и 4-м томах, и некоторых проблем, решение которых содержится только в последующих томах. Главное — эта «неопределенность» в «ожидании», из которой и возникают все сложности прочтения 1-го тома. Читателю следует быть осторожным и принимать это в расчет, т.е. читать 1-й том, помня о существовании 2-го, 3-го и 4-го томов. Во-вторых (и это не следует ни коим образом игнорировать!), определенные сложности в 1-м томе (особенно терминология в
некоторых отрывках 1-го отдела) и теория «фетишизма» суть пережитки его гегелевского наследия, «флирт» (нем. Koketterie) с которым по признанию Маркса был одним из его слабостей.

Перевод с английского статьи «How to Read Mar’x Capital?» из британского журнала Marxism Today за октябрь 1969 г. (стр. 302-305). Французский оригинал «Comment lire le Capital?» опубликован в газете L’Humanité за 21-е апреля 1969 г.

Перевод — Максим Загорский.