Задолго до того, как современные люди, они же – кроманьонцы, принялись развивать технологию, в конце концов приведшую их к господству над Землей, первые робкие шаги в этом направлении делали их предшественники неандертальцы. Именно неандертальцы, например, первыми освоили выпуск березового клея, который использовался в некоторых регионах вплоть до 20 века.

С помощью этого клея неандертальцы, в частности, крепили рукоятки к рабочим частям костяных и каменных орудий. Археолог Лейденского университета Пауль Козовик (Paul Kozowyk) восстановил сразу три возможных технологии изготовления клея методами далекого палеолита.

Артефакты со следами клея время от времени встречаются ученым при раскопках стоянок неандертальцев. Обычно это бывают остатки так называемого березового клея, получаемого из сгущенного дегтя, хотя номенклатура сортов смол, использовавшихся древними людьми, достаточно широка. В нее входят, например, смола коры дуба и сосновая смола. Самыми известными находками этого рода считаются  среднепалеолитические стоянки карьера Кампителло в Италии и Кенигсау в Германии, а также британское мезолитическое местонахождение Стар Карр.

Современные методы производства клеев из древесного сырья требуют перегонки при температурах 340-370 градусов Цельсия и специальных керамических сосудов. От неандертальцев, живших в Европе 200 000 лет назад (за 150 000 лет до появления здесь первых людей современного типа) ожидать подобной продвинутой технологии не приходится. Как же Homo neanderthalensis готовили клей для своих нужд?

Пауль Козовик и его коллеги предположили, что наиболее подходящим для уровня палеолита станет метод сухой дистилляции, при котором возгоняемые из коры химические соединения в итоге конденсируются в искомый клей. Ориентируясь на известные у неандертальцев технологии, Козовик предложил на выбор три техпроцесса.

Первый из них, названный «метод зольного кургана» (ash mound), предполагает нагрев бересты под грудой золы и угля с последующим сбором полученной смолы в деревянную чашку. Это, пожалуй, самый простой, прямой и незатейливый из возможных вариантов.

Второй метод – «ямных свитков» (pit roll) – заключается в том, что свернутые в рулончики куски бересты погружаются в специально выкопанную узкую яму, над которой разводился огонь. Выгоняемая смола в этом случае капает на камень, расположенный на дне ямы.

Третий – «приподнятой конструкции» (raised structure) – требует для своей реализации специальной деревянной чаши. Она помещается в неглубокую ямку и накрывается сверху экраном из свежего дерева, к примеру – ивы. На экран кладется береста, перекрывается сверху и поджигается. Медленно сгорая, береста производит искомую смолу, стекающую сквозь экран в чашу смолосборника.

Команда Козовика сообщила, что любой из этих методов дает несколько граммов смолы, даже если температура в зоне реакции опускается ниже 200 градусов Цельсия, и вдобавок не требует керамических контейнеров. Кроме того, они пришли к выводу, что открыть липкие и клейкие свойства дегтя и древесной смолы неандертальцы могли случайно, испачкавшись в непреднамеренно возгнавшейся смоле и оценив ее качества.

«Возможно, что все три метода, которые мы тестировали, или даже некоторые другие методы использовались в зависимости от потребностей или требований в то время … Мой личный фаворит – это метод ямных свитков, потому что он прост, но дает разумное количество смолы», – рассказал Козовик, добавив, что хотя впоследствии деготь использовался для многих целей, маловероятно, что неандертальцы использовали его для чего-то кроме изготовления инструментов.


«Experimental methods for the Palaeolithic dry distillation of birch bark: implications for the origin and development of Neandertal adhesive technology» (журнал «Scientific Reports»).

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+