Документальное кино
Лучшие документальные фильмы.

Две недели назад (в мае) в Москве завершился Международный Фестиваль Документального кино «ДОКер». Основная фестивальная волна стихла, но осталось самое главное — ощущение, которое способны передать только такие авторы, чей взгляд на мир бесстрашен и талантлив, привычен и столь же парадоксален.

Картина «В процессе» на сто восемьдесят градусов переворачивает представления о мусульманской семье. Нам, европейцам, все время кажется, что мусульманские женщины бесправны и забиты, а их ужасные черные наряды-коконы вызывают у нас сочувствие и жалость. Но в реальности все намного сложнее.

Фильм Джиски Рикелс показывает мусульманскую семью изнутри: заботливого и растерянного отца семейства, которому с огромным трудом удается вывезти из Сирии в Нидерланды заболевшую раком дочку. Девочку, главную героиню фильма, которая в новых обстоятельствах чувствует себя неуверенной и эмоционально подавленной. Девочка скучает по маме и сестрам; она очень хочет вернуться домой и снова ходить в школу. Но ей становится все хуже, и поэтому уезжать нельзя — надо продолжать лечение. Тогда отец девочки, пожилой сириец, не говорящий по-английски, смешной, растерянный и нелепый, старательно ищет возможность перевезти в Нидерланды всю семью. Он находит таких же беженцев, как и он сам, и они помогают ему собрать деньги на билеты. И вот уже вся семья встречается в аэропорту. Сколько любви и искренней нежности в этой встрече!

История семьи беженцев рассказана Джиской Рикерс с такой теплотой и любовью, что мы за час успеваем искренне привязаться и к больной девочке, и к ее нелепому, похожему на состарившегося клоуна, отцу. Зрительское сердце выпрыгивает от радости, когда в конце фильма врач говорит девочке о том, что в ее голове больше нет опухоли, и она практически здорова, а девчушка и ее отец благодарят врачей, плача от счастья. Фильм Джиски очень важен в сегодняшней обстановке всеобщей нетерпимости.

«В процессе» легко и ненавязчиво рассказывает о том, что все мы — братья и сестры в этом огромном мире, и чужой беды не бывает, а только общая

Фильм «Возвращение к себе» — рассказ о деревенском мальчике, которого тибетские монахи объявили «Ринпоче». В тибетском буддизме есть странное для европейцев понятие «тулку». Тулку — это физическое воплощение одного из трех тел Будды. Такой человек, где бы он ни появился на свет, всегда становился духовным лидером тибетских буддистов. «Тулку» постоянно перерождается, чтобы продолжать духовную работу. По каким-то признакам монахи определяют, когда и где должен родиться новый «тулку». И вскоре за малышом, едва вставшим на ноги, посылают делегацию из Тибета. Часто для большей торжественности «тулку» называют Ринпоче, что означает «драгоценность».

Маленькая «драгоценность» из корейского фильма на наших глазах переживает фантастический взлет: его забирают из деревни в местный монастырь, выделяют для него самое почетное место, и толпы людей приходят к чудо-ребенку за благословением. Но время идет, а никто из тибетцев не приходит за новым Ринпоче. И тогда местные монахи объявляют мальчика «фальшивым “тулку”» и изгоняют из монастыря. Рядом с ним остается только престарелый родственник-воспитатель, свято верящий в то, что расчеты тибетских монахов были сделаны верно, и мальчик, и в самом деле, настоящий Ринпоче.

Самая драматичная часть фильма — когда воспитатель в течение двух зимних месяцев пешком идет вместе с ребенком-Ринпоче в Тибет — и оставляет его в местном монастыре. Когда смотришь, как две продрогшие крошечные фигурки пробираются сквозь пургу по горной тропе, невольно вспоминается восточная живопись и поэзия, где гармонично переплетаются красота и суровость, безмятежная радость жизни — и глухое отчаяние борьбы за эту самую жизнь…

Режиссеры Чанг-Йонг Мун и Чин Чон легко и ненавязчиво погружают зрителя в другое измерение, реальное и мистическое одновременно. И зрителю совершенно не хочется из этого измерения выходить, даже когда фильм заканчивается.

После «Возвращения к себе» никто не расходился. Все молча слушали музыку, сопровождавшую титры, и с большой неохотой возвращались в привычную московскую жизнь

Идея фильма «Плацкарт» долго носилась в воздухе: сесть в поезд «Москва-Владивосток» и за две недели получить объемную картину бесконечных вариаций российской жизни. Пробовали многие. У режиссера Родиона Исмаилова получилось. Пассажиры мгновенно принимали съемочную группу в свою компанию, забывая о камере и рассказывая ей о сокровенном. А дальше — только мастерство оператора и ювелирная точность монтажа.

Все герои фильма получились у Родиона очень симпатичными и обаятельными, даже уголовник, который едет домой после десяти лет отсидки, и убежденный коммунист, сокрушающийся о распаде СССР. Такие персонажи (в смысле, убежденные коммунисты) нередко вызывают у зрителей тяжелую аллергию, но в фильме Родиона он скорее смешон, чем отвратителен.

Очень удачно выбрано время: люди встречают в поезде Новый год. Некоторые встречают его так активно, что их приходится высаживать на ближайшей станции. Но в основном нас знакомят с обаятельными и азартными людьми, умеющими сбежать от обыденности даже в плацкартном вагоне. Компания бывших однокурсников, живущих в разных городах, но сумевших сохранить студенческую дружбу, пожилая пара, с нежностью рассказывающая друг о друге и, похоже, действительно счастливая. Забавные тетеньки, раз в году удирающие от своих семей, чтобы вволю «потусить» в плацкартном вагоне.

«Плацкарт» — из тех редких сегодня фильмов о России, в которых есть энергия, восхищение буйством жизни и добродушная вера в людей

Действие фильма «Вавилонские мечтатели» происходит в Израиле, но говорят ребята по-русски, и проблемы у них какие-то очень «русские». Мать главного героя спивается и погибает, оставляя сиротами двоих малолетних детей. По непонятным причинам старшему брату отказывают в оформлении опекунства, и дети отправляются в детский дом. Мать другого героя картины после тяжелого расставания с мужем заболевает психической болезнью, и теперь находится на попечении двадцатилетнего сына, который к тому же проходит службу в армии. У других ребят ситуация не лучше — мы узнаем об этом из диалогов и случайных обрывков разговоров.

Но этих не слишком счастливых юношей объединяет общая цель — они мечтают стать лучшими в мире исполнителями брейк-данса. Поначалу эта затея кажется бредовой и зрителям, и даже им самим. Но, несмотря на все свои беды, парни упорно тренируются, и в конце фильма мы узнаем, что в 2016 году эти странные пацаны стали таки чемпионами Европы по брейк-дансу!

Удивительная теплота и искренность отношений между авторами и героями «Вавилонских мечтателей», безусловно, делает этот фильм одним из главных открытий этого, богатого на хорошее кино, фестиваля

У фильма «Дар» очень точное название. Главный герой Юрий — украинский эмигрант из шахтерского городка — обладает редким талантом гипнотизера. Но это не главное. Главный (и очень редкий) дар Юрия — дар жизни в нескольких измерениях, отчетливое ощущение нематериальности мира.

Сейчас и в России, и в Украине много рассуждают о Боге, о вере, о православии. Но, к сожалению, большинство из этих ревнителей веры Христовой просто ищут удобные способы манипулирования людьми. Феномены, способные ощущать дыхание Божье, проникать в иные измерения, чувствовать взаимодействие разных пространств, присутствие чего-то иного, непознаваемого и необъяснимого, встречаются так же редко, как люди с абсолютным слухом или, например, с врожденным умением рисовать. Перед нами как раз тот случай — человек, обладающий уникальным даром слышать и ощущать иные измерения. И при этом абсолютно одинокий, живущий наедине со своими демонами.

Он обращается к публике, рассказывая о сокровенном — но никто из пришедших на шоу не может и не хочет его понять… Впрочем, никогда не понимали Юрия его отец-шахтер, его мать, и даже любимая женщина, с которой он расстался много лет назад, и которую любит до сих пор.

Режиссер фильма «Дар» Пшемыслав Камински взялся за очень сложную работу — рассказать о внутренних демонах, раздирающих незаурядного человека. И с этой задачей, очевидно, справился.

Фильм очень цельный, драматургически выстроенный, с глубоким погружением в странный мир Юрия — целителя и артиста, верящего в свою незаурядную силу, и боящегося этой силы.

Очень смелая картина «Люби меня, если сможешь» о сексуальной помощи инвалидам. Мы, россияне, живем в некомфортном мире и на многие проблемы привычно закрываем глаза. Жители Москвы и Петербурга уже начинают привыкать к инвалидам-колясочникам на улицах города, а в большинстве малых и средних городов России участь инвалида — четыре стены собственной квартиры. Какая уж тут сексуальная помощь! Тем интересней было смотреть этот фильм, где есть замечательная сцена, показывающая специалистов из Германии, которые проводят в Чехии обучение всех желающих правильному и комфортному сексу с такими людьми с ограниченными возможностями.

В картине Дагмар Смржовой три главных героя, и все они очень откровенны с режиссером. Благодаря этой откровенности начинаешь понимать всю остроту проблемы, о которой никогда раньше не задумывался. И невольно проникаешься уважением к женщинам — представительницам древнейшей профессии, которые, отучившись на курсах, начинают работать с инвалидами, и делают это бережно и уважительно.

Хочется сказать спасибо режиссеру фильма «Люби меня, если сможешь» за выбор темы, за смелость, за умение рассказать о жизни инвалидов без пошлой жалости, сдержанно и уважительно

Еще один фильм из Чешской программы «Закон Гелены» — это дебют, и эта работа менее мастеровитая, чем предыдущие. Но она очень интересна как выбором героини, так и неожиданными поворотами во взаимоотношениях преступников и полиции. В конце девяностых молодая женщина-полицейский Гелена Канова отправила за решетку знаменитую «банду Бердыха», в которую входили охранники и… полицейские, бок о бок работавшие с Геленой. За успешную операцию Гелену наградили и повысили в звании, но вскоре она была вынуждена оставить работу в уголовном розыске и перейти в другое подразделение полиции — из–за происков тех самых, разоблаченных ею полицейских. Но самое интересное, что главарь банды, бывший охранник Бердых, продолжал общаться с Геленой и будучи в тюрьме, и после выхода из нее. И это не было общение преступника с «коррумпированным» полицейским — наоборот, честная и бескомпромиссная Гелена всегда вызывала искреннее восхищение бандита Бердыха. Именно эта линия наиболее интересна в фильме Петры Несвачиловой. К сожалению, молодому режиссеру слишком много всего хотелось рассказать зрителю, в том числе и о себе самой, и парадоксальная дружба честного полицейского Гелены Кановой и жестокого убийцы Бердыха отошла на периферию повествования. А жаль…

Фильм «Чарро из Толукильи» о больном СПИДом певце мариачи оказался, пожалуй, самым азартным и жизнерадостным фильмом фестиваля. Герой скачет на лошади, поет в маленьких кабаках, легко выпивает пинту пива, флиртует, влюбляется, с явным удовольствием позирует перед камерой в традиционном мексиканском костюме и широкополой шляпе. Время от времени у него случаются срывы, и Чарро оказывается под капельницей. Но даже в больнице он умудряется смеяться, «выпендриваться» и подшучивать над собой.

В этом фильме есть и другая героиня — маленькая дочь Чарро, по счастью, родившаяся без вируса. Хорошенькая и смышленая девочка всерьез занимается гимнастикой, любит кататься на лошади и очень хочет, чтобы мама и папа жили вместе. Но эту странную пару практически невозможно представить мужем и женой. Женщина по имени Росио очень строга, серьезна и набожна; она прекрасно знает, что хорошо, а что плохо, и пытается втиснуть Чарро и дочку в прокрустово ложе усвоенных ею правил и стандартов. А Чарро (да и дочка тоже) не терпит насилия, он свободен и беззаботен. Это большой ребенок, наивный и немного нелепый в своей неизменной шляпе и мексиканском наряде. Он с удовольствием возится с дочуркой, катает ее на лошади — вместо того, чтобы идти в церковь, как велела ее мама. Обиды, разрыв, взаимонепонимание — и вот уже дочке запрещают с ним видеться. А он ее любит, и Росио тоже любит, несмотря на слишком явную разницу характеров и интересов. Но при этом не пропускает ни одну «милашку», очарованную его пением.

Сложно сказать, кто в большей степени автор этого фильма — режиссер, буквально зачарованный своим героем, или сам Чарро, выдумывающий все новые трюки и забавы, чтобы как можно эффектней покрутиться перед обожающей его камерой.

«Чарро из Толукильи» получился очень глубоким и сильным — о любви и свободе, о том, как жить со смертельным диагнозом и не утратить беспечную радость бытия. О глупости взрослых и наивной мудрости ребенка. О том, как непросто людям слышать и понимать друг друга…

Светлана Стасенко; источник: «Сигма».

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+