Автор: Бен Моркен.

В августе сотни тысяч людей вышли на улицы западноафриканской страны Того, протестуя против жестокой диктатуры Фора Гнассингбе. Это — развитие массовой революционной волны, которая за последнее время охватила весь регион.

Массовые протесты в Того

В субботу, 19 августа, режим был потрясен выходом сотен тысяч людей на улицы столицы Ломе. Такая явка стала шоком и для оппозиции — Панафриканской национальной партии, которая призвала к протестам по вопросу о демократических реформах. «Мы протестуем против произвола правительства и против отказа в свободе собраний», — сказал лидер ПНП Тикпи Атчадам. ПНП требует возвращения Конституции 1992 года, которая установила лимит на президентский срок.

Такая явка стала шоком и для оппозиции — Панафриканской национальной партии, которая призвала к протестам по вопросу о демократических реформах.

Сотни тысяч людей, одетых в красное, растянулись по улицам Ломе на километры. В столице полиция была просто поглощена огромной толпой и растворилась. Большую часть субботы протестующие полностью контролировали Ломе.

В Сокоде, в 338 км к северу от столицы, полиция испугалась масштаба и решительности протестов и открыла огонь по протестующим боевыми патронами, убив 7 человек и ранив 13. Но вместо того, чтобы испугаться, демонстранты ответили. Молодежь набросилась полицию, дралась с ней и захватила в плен семь бойцов. Это показывает, что массы больше не испытывают страха перед режимом, и это — опасное развитие событий с точки зрения будущего существования диктатуры Гнассингбе спустя 50 лет власти.

В столице полиция была просто поглощена огромной толпой и растворилась.

В последние два дня массы проявили готовность свергнуть диктатуру. Но они остались без руководства: лидеры партии ПНП сыграли роковую роль. Лидер оппозиции Тикпи Атчадам остановил протесты и призвал к «прекращению насилия»! Это демонстрирует трусость руководства оппозиции. Но не факт, что молодежь прислушается к этому призыву. Следующие несколько часов и дней имеют решающее значение.

Правда в том, что лидеры оппозиции Того, похоже, больше боятся масс, чем диктатуры. Главный лидер оппозиции — Жан-Пьер Фабр из Национального альянса за перемены — выдвигает очень ограниченную программу, которая в основном ориентирована на наложение ограничений на президентский срок. Он четко зарекомендовал себя как официальный лидер оппозиции, но он играет роль оппозиции, лояльной режиму, чтобы канализировать подлинно демократические требования масс. Однако массовая поддержка даже этого минимального требования о наложении ограничений на президентский срок фактически показывает стремление и решимость масс свергнуть диктатуру.

Правда в том, что лидеры оппозиции Того, похоже, больше боятся масс, чем диктатуры.

Проблема в том, что Фабр пытается внедрить эти реформы в рамках диктатуры. В 2015 году он участвовал в выборах «против» Фора Гнассингбе, несмотря на массовые протесты против этих выборов. Избирательная система склоняется в пользу Гнассингбе и его партии «Союз за Республику» (UNIR). Участие Фабра в этих фиктивных выборах, несмотря на массовый бойкот, ясно показывает, что фактически его целью было узаконить режим, а не свергнуть его.

Остальные ведущие фигуры оппозиции также демонстрируют сходные недостатки. После президентских «выборов 2010 года» еще один лидер оппозиции, Жилькрист Олимпио, фактически присоединился к правительству после яростного «оппонирования» диктатуре Гнассингбе накануне голосования. Это свидетельствует о предательстве и трусости этих «лидеров оппозиции». Неудивительно, что согласно опросу Afrobarometer145% тоголезцев считают, что лидеры политических партий больше озабочены своими политическими амбициями, чем интересами народа.

Слабость оппозиции в том, что она ограничивает свои требования вопросом об ограничении президентских сроков, не изобличая и не оспаривая власть паразитических элит и их империалистических господ. В то время как угнетающий характер диктаторского режима становится все более невыносимым для рабочих и молодежи Того, а корни массового протеста связаны с широко распространенной нищетой, растущим неравенством и постоянным разграблением ресурсов, которые могли бы быть использованы для того, чтобы обеспечить основные потребности населения.

Корни массового протеста связаны с широко распространенной нищетой, растущим неравенством и постоянным разграблением ресурсов.

Неизбежное падение режима Гнассингбе станет первым шагом, но реальное освобождение не может быть достигнуто до тех пор, пока капитализм и империализм будут доминировать над жизнями народов Западной Африки и остальной части континента. Массовая нищета, разрушающаяся инфраструктура и империалистическая эксплуатация также влияют на жизни миллионов людей в странах с формальными буржуазно-демократическими режимами. Они вызваны не диктатурой, а капитализмом и колониальным ограблением. Эти проблемы не будут решены и не могут быть решены путем замены Гнассингбе на другого президента без уничтожения всей системы, на которой основаны эксплуатация и неравенство.

Фор Гнассингбе, только что вернувшийся после визита к властному лидеру Руанды Полю Кагаме, сменил своего отца Эйадема в 2005 году. Династия Гнассингбе железной рукой правила страной с 1967 года.

Смерть Гнассингбе-старшего привела к массовой нестабильности, которая угрожала самому существованию режима. Гнассингбе-младшему пришлось действовать осторожно; он стал делать косметические уступки оппозиции, главным образом в форме «консультаций» и «диалогов», в то время как сам крепко держал бразды правления. Лидеры оппозиции хотели вести переговоры о распределении власти и «демократии» в то время, как режим не был готов предоставить какую-либо существенную уступку и жестоко расправлялся с протестующими!

Текущие события в Того являются продолжением того массового движения протеста, которое за последние пять лет потрясло один западноафриканский режим за другим. От Сенегала и Габона до Кот-д’Ивуара революционные массы проявили большую храбрость в борьбе против местных правителей и их империалистических кукловодов. В Буркина-Фасо наследие Томаса Санкары вновь пробудилось в октябрьской революции 2014 года. В Нигерии, ключевой стране в регионе, также произошли события, которые будут иметь далеко идущие последствия для всего региона.

Опыт этих движений неизбежно приведет новое поколение революционных рабочих и молодежи к пониманию того, что реального освобождения без свержения капитализма и империалистической эксплуатации быть не может. Лишь экспроприируя богатства коррумпированных элит и империалистов и направляя производительные силы в интересах большинства населения, можно разрешить проблему бедности.

Победа мощного революционного движения тоголезских масс может не только покончить с режимом Гнассингбе, но и вдохновлять борьбу за эмансипацию на всем континенте, и представлять угрозу капитализму и империалистическому господству в Африке.

Перевод: 1917.com

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+