Бесплатные обеды на каникулах

За термином “бедный” порой скрывается разный уровень жизни. Здешним детям важны бесплатные обеды: в местной школе, на лето переоборудованной в центр отдыха, их кормят на протяжении всех каникул. За программой помощи стоит благотворительная организация Educo.

Очередь безработных

Фернандо Родригес, представитель движения : “Когда мы открыли программу продовольственной помощи в квартале, мы получили в полтора раза больше заявок,. чем годом раньше. На 40% больше. Вы знаете, что экономический кризис в Испании сопровождался бюджетными сокращениями, они коснулись социальной сферы, здравоохранения, школ. Многие семьи вынуждены были сократить расходы на питание. Конечно, речь не идет о голоде. Нет, в сегодняшней Испании многие просто плохо питаются”.

Свыше 40% населения в испанской провинции Андалусия живет на грани нищеты.

Севилья, очень популярное туристическое направление, является при этом 5 беднейшим городом Испании. Наибольшее снижение уровня жизни здесь зафиксировали семьи, некогда относившие себя к среднему классу.

Среди них – наша героиня Салуд. Каждое утро женщина провожает своих близнецов школу затем едет на работу. В школе ребят накормят, выведут на прогулку, организуют досуг. Все это – дело рук активистов движения Save Children.

Хавьер Куэнса, глава представительства Save Children: “К нам в этом году пришли новые семьи, которым трудно. Кто-то работы лишился, кто-то пособий. Да и работающие чаще всего получают гроши, а социальной помощи им не положено. Мы видим, что бедность становится хронической, засасывает”.

Семья Салуд делит дом с родителями женщины, там же обитают семьи ее брата и сестры. Салуд признается, что пособий и зарплаты мужа-строителя не хватает на аренду своего угла.

Салуд, мать близнецов: “Мама мне помогает. Кормит нас каждый день. Она же платит за детские завтраки. Вот так и выкручиваемся”.

Муж Салуд несколько лет искал работу. Нашел буквально пару месяцев назад, однако финансового положения семьи его зарплата не улучшила.

Салуд, мать близнецов: “За первый меся он получил 800 евро, за второй – 900, ну а сейчас – только 550. Это просто кошмар. Работа сдельная, и мы не знаем, на что будем жить в ближайшие недели. У меня тоже работа почасовая. В месяцы, когда я зарабатываю побольше, я стараюсь что-то отложить. Иначе наступит день, когда нам нечем будет заплатить за свет”.

Кругом должны

Мы прощаемся с Салуд и едем на встречу с Маноло. Он представляет многочисленную группу людей, оказавшихся заложниками ипотечных кредитов. И борется за то, чтобы с них сняли непосильное бремя.

К Маноло приходят люди с самой разной кредитной историей: это и бывшие топ-менеджеры, которые до кризиса взяли большие кредиты, и молодые семьи, вложившие сбережения в начальный взнос на жилье, и пожилые пары, завершающие выплаты многолетнего займа… Кризис уравнял всех. Сегодня эти люди не могут платить, как раньше.

Маноло Гарридо, правозащитник: “Наша организация прежде всего обеспечивает им психологическую поддержку. Они понимают, что не одни и что да, им нужно вести переговоры с банками, переписывать условия кредита. Мы также объясняем,что если денег нет совсем, выход тоже можно найти. Не надо сразу думать, что тебя выкинут на улицу. А многие именно этот вариант рассматривают”.

Одна из подопечных Маноло – Селестина, в прошлом хозяйка семейного бизнеса со штатом в 15 человек. В кризис ей не смогли заплатить самые крупные из заказчиков, она в свою очередь не расплатилась с работниками. Дальше – больше: у Селестины нет денег, чтобы выплачивать кредиты. Она объявила себя банкротом Квартиру. машину забрали, а помещение фирмы могут продать на аукционе.

Селестина, экс-предпринимательница: “Вот, смотрите, это мое помещение. Моя фирма. На сегодня у меня уже нет своего жилья. Суд рассматривает запрос банка об отъеме у меня и этого помещения. Ели решение примут в их пользу, они заберут его, я все равно еще буду им должна – до конца своих дней”.

Женщина с младшими детьми перебралась к старшему, 25-летнему сыну. Он зарабатывает тысячу евро в месяц и кормит всех. После истории с банкротством Селестина заболела – тяжелая, клиническая депрессия. На этом фоне распался ее брак. В 53 года женщина начинает с нуля. Совсем недавно она нашла работу в структуре, предлагающий уход пожилым. Оклад – 500 евро.

Селестина, экс-предпринимательница: “ Пока у меня контракт на 2-3 месяца, сколько меня еще продержат, не знаю. Я продолжаю искать работу, каждый день этим занимаюсь. Я прошу помощи у социальных работников, обращаюсь во всевозможные структуры, в фирмы по найму. Они мне дают списки потенциальных работодателей, я рассылаю резюме В основном в – бары, рестораны, отели, там у меня остается шанс что-то найти”.

Высокий рост… экономики и бедности

Испания сегодня демонстрирует один из самых высоких в еврозоне темпов экономического роста. При этом внутри страны показатели бедности – те же , что и в разгар кризиса, а в Андалусии они даже выше.

Мариано Перес де Алья, директор благотворительной организации “Каритас”: Наша система не нацелена на сокращение разрыва между бедными и богатыми, а ведь сегодня мы переживаем период уверенного роста. И в это самое время у нас многих увольняют, неравенство в обществе продолжает расти, как и в годы кризиса. Надо сказать, что кризис свел на нет многие социальные завоевания в Европе. На первый план вышла неолиберальная модель, ограничивающая социальную помощь, упрощающая процедуры найма и увольнения. Все завоевания прошлых десятилетий вычеркнуты”.

…Вот уже 9 лет Асунсьон не имеет постоянной работы Чтобы свести концы с концами, она занимается небольшим бизнесом: закупает товары на оптовой базе и перепродает их на рынке.

Женщина растет двоих детей, ее мать также нуждается в помощи. Бизнес приносит ничтожно мало, семья выживает благодаря поддержке благотворительных организаций.

Асунсьон, предпринимательница: “Чем я только ни занимались: и лавку свою держала, и бар, работала на оптовой базе, продавала украшения, аксессуары Мой муж тоже не сидел сложа руки, работал в разных фирмах, на стройках, обслуживал лифты. Когда у нас была работа на предприятии, было легче, мы как-то выживали. Сейчас, когда приходится рассчитывать только на себя, стало трудно. Работаешь много, получаешь мало”.

На следующий день мы встречаем нашу героиню на рынке. Как идут дела?

Асунсьон, предпринимательница: “Очень плохо идет торговля, очень. Слишком жарко, люди не спешат на рынок, но я стараюсь. Я разговариваю с клиентами, я вообще люблю поболтать, и так мне удается что-то сбыть”.

Женщина сегодня что-то заработала. А завтра? Она не видит свет в конце туннеля: “Так все и будет. Политики продолжат воровать, набивать карманы, они только о себе думают. А мы – так, никто, последние из последних. И нам будет только хуже. Богатые богатеют, мы беднеем. Так всегда было”.

Источник: «Евроньюс».

Капитализм…

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+