Иллюстрация к статье о перенаселении на Диалектике
Источник: «Green and Growing».

11 июля с 1987 года по инициативе ООН празднуется Всемирный День Народонаселения. По этому поводу соколы буржуазной журналистики в очередной раз озаботились судьбою нашей планеты. А как иначе? Ведь народу на земном шаре всё больше и больше, а это чревато глобальной голодовкой, тотальными войнами и тому подобными бедствиями. Что-то надо делать, как-то надо решать этот вопрос. Что делать? Как решать? Никто, конечно, не знает. А виноват-то кто? Да сами люди и виноваты, кто ж ещё. Это природа такая у человека: всегда он стремиться к размножению, ничего не поделаешь. Скот. Ну, ещё, само собою, корень зла лежит в техническом прогрессе, развитии медицины и прочих дарах цивилизации. Без них бы природа-матушка естественным путём могла сократить численность землян. А так…

Изображение: beskomm.livejournal.com.

В общем, за последние 200 лет золотые головы буржуазной идеологии не смогли придумать ничего нового. Ведь ещё в 1798 году английский божий человек Томас Мальтус, после тяжелейших умственных изысканий, сообщил в своей книжке «Очерк о законе народонаселения», что в бедственном положении английских рабочих…виноваты они сами. Да-да, они, согласно незыблемому социально-биологическому закону, открытому Мальтусом, безответственно плодятся в геометрической прогрессии, тогда как рост производительных сил идёт в прогрессии арифметической. Вот тебе и результат: на всех работы и хлеба не хватает, поэтому большая часть английских рабочих просто обречена на нищету и голод. Закон такой, чего уж, теория прогрессий называется. И как будто бы этого одного мало, тут ещё и научно-технический прогресс вмешивается, сокращая смертность, а значит – увеличивая нищету. Ничего не попишешь…

Вкратце такова суть бредового мальтузианского «закона о народонаселении», который в течение двух веков на разные лады склоняют всевозможные буржуазные «исследователи» и «учёные», пытающиеся, подобно сэру Мальтусу, скрыть подлинную причину перенаселённости.

В чём же она заключается? 

Начнём издалека.

Марксистская политэкономия оперирует таким понятием как «абсолютное перенаселение», игравшим громадную роль на ранних стадиях развития человечества. Абсолютное перенаселение – это ситуация, возникающая в момент, когда благодаря, скажем так, комфортным условиям жизни, численность группы людей достигает такого предела, когда прежний способ производства (примитивное земледелие в основном) уже не может удовлетворить жизненных потребностей этой группы. Всё это ведёт к голоду, болезням, увеличению смертности. В рамках первобытного коммунизма, и, отчасти, родоплеменного строя, именно абсолютное перенаселение выступало главным двигателем прогресса. Тяжкие страдания содействовали преодолению консерватизма и силы обычая наших далёких предков, подрывали неподвижность форм производства, заставляли искать выход из сложившегося положения, улучшать технику, переселяться в новые земли, пробовать на вкус новые растения и т.д. Короче говоря, абсолютное перенаселение той давней эпохи являлось фактически единственным фактором стихийного и неосознанного развития человеческого общества.

Но перенаселение эпохи капитализма не имеет к абсолютному перенаселению докапиталистических формаций никакого отношения. Иначе в Европе, с её довольно высоким качеством жизни, яблоку негде было бы упасть: находясь в таких поистине райских условиях, человек, с точки зрения сугубо биологических законов, просто обязан форсированно размножаться, однако на деле всё выглядит совершенно иначе – сытая Европа банально вымирает, тогда как основной прирост населения идёт за счёт нищих стран т.н. «Третьего Мира», где условия для жизни прямо скажем, не ахти какие.

В чём фокус?

Фокус в капиталистической эксплуатации.

Матушка-природа в данных условиях играет подчинённую роль, устанавливая лишь крайние величины коэффициентов рождаемости. Однако интенсивность рождаемости зависит вовсе не от природы, а от условий бытия человека. В эпоху Мальтуса пролетарии были как правило многодетны (как сегодня многодетны бедняки «развивающихся» стран Третьего Мира). И связано это было в первую очередь с качествами, предъявляемыми капиталистом к рабочей силе. В отличие от средневекового цеха или раннекапиталистической мануфактуры, капиталистическое фабричное производство не требует от работника особых умений, что дало возможность использовать в производстве дешёвый, малоквалифицированный труд. В том числе, труд женщин, и, самое главное – детей. Доход от продажи детского труда серьёзно увеличивал бюджет пролетарской семьи. Возникало закономерное желание иметь больше детей, которых с довольно раннего возраста можно было бы запродать господину капиталисту, улучшая тем самым финансовое положение семейства. Кроме того, дети являлись единственной поддержкой и опорой для родителей, утерявших возможность трудиться по причине травмы или старости. И чем больше детей – тем, соответственно, больше надежд на относительно спокойную старость.

Все те условия, которые существовали в Европе в золотую эпоху зарождения капитализма сегодня имеются на лицо во всех «развивающихся» странах: здесь мы видим и широкое использование детского труда (в лидерах по использованию детей в производстве ходят наиболее густонаселённые страны – Китай, Индия, Пакистан, Бангладеш, хотя на ум так же приходят пресловутые рудники в Конго, в которых дети добывают кобальт, необходимый для изготовления гаджетов, или швейные фабрики в Центральной Америке, где 10-15-летние девчонки пошивают шмотки для американских модников), и абсолютную социальную незащищённость тех, кто утратил возможность трудиться (к примеру, пенсии по старости в тех же Пакистане, Индии, Китае и Бангладеш, получают исключительно государственные служащие, составляющие ничтожный процент населения).

А что приключилось с Европой?

С начала XX века темпы рождаемости здесь резко упали. И связано это было в первую очередь с запретом детского труда, который рабочий класс вырвал у буржуазии в упорной классовой борьбе. По мере развития европейского капитализма, требования, предъявляемые к рабочей силе, так же менялись – новому высокотехнологичному производству требовались квалифицированные, образованные кадры, владевшие довольно широким объёмом знаний. Следовательно, теперь на плечи родителей ложилась обязанность обучения своих детей и содержания их на протяжении всего периода учёбы. Вкупе со страхом безработицы, военным психозом, жилищной неустроенностью, неуверенностью в завтрашнем дне всё это привело к ещё большему сокращению рождаемости в развитых странах капиталистического Запада.

Таким образом, мы видим, что именно капиталистическая эксплуатация лежит и в основе жуткого перенаселения «развивающихся» стран, и в основе замедления роста коренного населения «развитых» государств.

Буржуазные плаксы рисуют воистину эсхатологическую картину будущего перенаселённой планеты. Войны, эпидемии, массовый голод – всё по Мальтусу. Ибо только такими методами сей добрый пастор человеческих душ (напомню, что господин Мальтус был попом) рассчитывал справиться с безраздельным ростом численности людей. Этот мрачный взгляд вполне объясним – буржуазия, в рамках своего гниющего строя в принципе не в силах справиться ни с вопросом перенаселения, ни с вызванными перенаселением проблемами. Она не способна победить нищету, проистекающую из самой природы капитализма с его тенденцией к росту несоответствия между новыми потребностями и способностью трудящихся к их удовлетворению. Она не способна победить безработицу, порождённую капитализмом и одновременно являющуюся залогом развития капиталистического производства.

В условиях небывалой производительности труда, способной удовлетворить большинство потребностей человечества, буржуазия не может удовлетворить нужду населения планеты в элементарных жизненных благах, поскольку подавляющая часть землян отличается, благодаря самой капиталистической системе, низкой платежеспособностью, а удовлетворение неплатежеспособного спроса подрывает основной движущий мотив капиталистического производства в виде получения прибыли. В условиях, когда люди во многих частях Земли умирают от голода, буржуазия уничтожает уже готовые продукты, стремясь избежать кризиса перепроизводства и падения цен. И так далее.

Короче говоря, буржуазия не видит выхода из сложившегося положения, потому что всякая реальная борьба с перенаселённостью и её причинами подрывает экономические основы самого капитализма и, соответственно, господства самого класса буржуазии. Максимум, что могут предложить цепные мудрецы капитала, так это абсолютно бессмысленные и античеловеческие по своему характеру рецепты, вроде законодательного ограничения рождаемости или принудительной экономии природных ресурсов.

Кстати говоря, стоны по поводу исчерпания этих самых ресурсов растущим населением занимают одно из главных мест в рассуждениях капиталистических «гуманистов», якобы озабоченных судьбами человечества. Ибо именно нехватка природных резервов, по мысли такого, например, светила буржуазной науки как Стивен Хокинг, может стать одной из причин гибели землян в ближайшее столетие. Оставим в стороне вопрос о «социальном пессимизме» подобных эрудитов – это пессимизм умирающего класса, не способного более решить никаких проблем человечества. Удивляет другое.

Удивляет то, что профессора, президенты, репортёры и прочие холуи господствующего класса, затягивая серенады об иссякающих природных фондах, о тех ужасах, которые затем последуют, как бы перекладывают на плечи общества ответственность за хищническое отношение к природе самой буржуазии.

Как будто бы это общество, а не гоняющиеся за сиюминутной прибылью капиталисты вырубают леса, с экономией для себя сбрасывают отходы своей же частной индустрии в водоёмы, истощают почвы сверхэксплуатацией…

Как будто бы не капиталисты в ходе яростной экономической конкуренции, — в том числе войн, — превращают целые регионы в безжизненные пустыни с обречённым на гибель населением.

Как будто бы не капиталисты поддерживают подобное положение вещей лишь потому, что восстановление почв, лесных массивов и водных артерий экономически не выгодно и не сулит никаких прибылей.

Как будто бы не класс капиталистов, — ничтожное меньшинство населения, — набивая свои бездонные карманы, гонит всё человечество к экологической и социальной катастрофе.

В условиях капитализма, борьба с перенаселённостью, с исчерпанием ресурсов, с экологическими бедами, не имеет никаких перспектив. Отъезд человечества на другую космическую планету, как это в порыве помутнения предлагает месье Хокинг, не сможет решить проблему. Ибо данный общественно-экономический строй будет раз за разом воспроизводить имеющееся на сегодня положение, пусть даже преисполненные благими намерениями буржуи регулярно будут ликвидировать с помощью голода, войн или ссылки в бесконечные просторы вселенной по несколько сотен миллионов людей.

Капитализм поставил перед обществом проблему, которую общество сможет решить только уничтожив сам капитализм, перешагнув на следующую ступень развития – к коммунизму.

Ибо только социалистическое, общественное производство сможет устранить факторы, порождающие демографические перекосы: эксплуатацию, неравномерное экономическое развитие, безработицу, нищету. И только при социалистическом, общественном хозяйстве, научно-технический прогресс, поставленный на службу всему трудовому народу, а не капиталистическим монополиям, способен решить вопрос удовлетворения всё новых и новых потребностей человеческого общества без угрозы превращения планеты в безжизненный камень.

Константин Малышев, «Политштурм». 

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+