Все знают о нацистских концлагерях, но сегодня всё реже вспоминают о том, для чего они были созданы. Забывают и о тех, кто сколачивал капиталы на труде заключённых — в том числе, о процветающих ныне транснациональных корпорациях вроде Volkswagen, Audi и т.д. О концлагерях Третьего Рейха как о глобальном бизнес-проекте читайте в статье Андрея Рудого.

Сегодня едва ли найдётся человек, который не знает о массовом уничтожении евреев в нацистских концлагерях. Не смотря на общую деградацию российских культуры и образования, этот трагичный исторический сюжет всё же не стирается из народной памяти. Об этом геноциде нередко вспоминают СМИ, о нём снимаются художественные фильмы, многие из которых по праву вошли в золотой фонд мирового кинематографа (от «Мальчика в полосатой пижаме» до «Списка Шиндлера»).

Но, в то же время, попробуйте задать знакомым вопросы: «Почему СС-овцы загоняли евреев в концлагеря?», «Почему 6 миллионов представителей этого народа были уничтожены в годы Третьего рейха?» И здесь начнутся заминки, блуждающие рассуждения или же вовсе наивно-бездумные ответы типа «просто Гитлер их не любил» или «евреи жадные — потому их и убивали». Те, кто чуть проницательнее, ответят, что дикий антисемитизм помогал сплотить ряды НСДАП в порыве общей ненависти. В этом есть доля правды… Но ведь места вроде Аушвица и Бухенвальда, а также всё, что происходило в них, находилось под грифом строжайшей секретности — информацией не обладали и многие партийцы.

Происходившее в концлагерях с евреями (и отнюдь не с ними одними) имеет куда более серьёзные причины и мотивы. И о них уже стали забывать, хотя теперь это не тайна за семью печатями.

Концентрационный лагерь в Австрии
Освобождённые заключённые концентрационного лагеря «Эбензее». Австрия. 7 мая 1945 года.

Здесь читатель задаст мне резонный вопрос: зачем сейчас, в 2017-м году, помнить о мотивах окружения Гитлера? Разве не достаточно ли просто помнить о миллионах безвинно уничтоженных людей? Однако, я считаю, одной памяти здесь мало — необходимо ещё и понимание сути происходившего. Ведь в системе немецких концлагерей нашла отражение экономическая концепция ультраправых, доведённая до абсолюта.

Узнав, для чего на самом деле создавались эти зоны смерти, мы поймём экономическую основу нацизма и даже большее — основу самой рыночной системы. Ведь лагеря Третьего рейха прекрасно демонстрируют нам логику руководства крупного бизнеса, которая осталась неизменной и по сей день.
ptL6eFjekeU

Но давайте начнём по порядку. Известно, что сама идея концентрационных лагерей в гитлеровской Германии претерпела эволюцию на протяжении 30-х — начала 40-х годов. Поначалу никакой речи о массовом помещении и, тем более, уничтожении евреев не шло — совсем не для них проектировались и создавались первые лагеря. Как известно, НСДАП, придя к власти вполне легальным путём, после 1933-го года начинает подминать под себя госаппарат, уничтожая своих конкурентов. Первыми посетителями концлагерей стали члены Коммунистической партии Германии во главе с основным оппонентом Гитлера — Эрнстом Тельманом. Далее подобная участь постигла и социал-демократов, и просто лиц аполитичных, но несогласных с превращением страны в нацистскую казарму.

Таким образом, уже на первом этапе концлагеря решали двойную задачу. С одной стороны, устраняли противников НСДАП, а с другой, с помощью этих учреждений было зачищено «левое поле», что шло на руку основным спонсорам Гитлера — крупным промышленникам вроде Генри Детердинга из «Ройал Дётч Шелл Компани», российским «белым» эмигрантам и т.д. Выходит, уже изначально идея создания лагерей была тесно связана с интересами корпораций и всякого рода контрреволюционных элементов.

Далее «бизнес-план» нашёл своё развитие. Собственно, здесь на авансцену выходят уже евреи. Как известно, убийство немецкого дипломата в Польше в 1938-м году евреем Гершелем Гриншпаном послужило предлогом для травли всех представителей данного народа в Германии. К 1939-му году из 60 с лишним тысяч заключённых в концлагерях 35 тысяч были представителями этого этноса. В этот же период начинает модернизироваться система самих лагерей, приближаясь к той адской машине смерти, которая так хорошо известна по книгам, художественным и документальным фильмам.

Но чего бы фюреру вдруг заточить десятки, а затем и сотни тысяч людей? Зачем такие заморочки с организацией и содержанием?

И вот здесь начинается самое интересное. Дело в том, что практически все немецкие концентрационные лагеря были прикреплены к предприятиям, на которых заключённые работали денно и нощно. Руководство СС заключало с крупными промышленниками контракты, по которым бизнес должен был инвестировать средства в строительство лагерей и поставлять товары, удовлетворяющие нужды Третьего Рейха (в первую очередь — военные). В свою очередь, нацисты обеспечивали немецкие монополии практически бесплатной рабочей силой. По такому принципу работали и Дахау, и Бухенвальд, и Аушвиц, и Маутхаузен, и прочие места заключения.

ravensbrueck_01

Женщины из концлагеря Равенсбрюк изготавливают продукцию предприятия СС Gesellschaft für Textil­ und Lederverwertung mbH («Общество для текстильного и кожевенного производства»), немецкого электротехнического концерна Siemens & Halske AG

более трудоспособных отсеивали и посылали на производство. Там они работали в нечеловеческих условиях, после чего спали в ледяных бараках и условиях антисанитарии, с минимальным пайком. Разумеется, человек в этих обстоятельствах быстро «вырабатывался» и шёл в расход — под пули или в газовые камеры. Как пишет один из заключённых:

«Не можешь быстро поставить на место лопату, стать в строй или идти в лагерь — эсэсовцы пристреливают».

Тех же, кто изначально оказывался нетрудоспособным, убивали обычно сразу. В эту категорию попадали старики, дети, беременные женщины, больные и т.д. На место нетрудоспособных привозились другие — евреи, коммунисты, просто несогласные с фюрером. В этой ситуации слоган «Труд облагораживает», висевший на воротах Освенцима, приобретал особо издевательский смысл.

Таким образом, концлагеря были, в первую очередь, не местом тотального уничтожения, а местом тотального труда на крупные концерны (Interessen-Gemeinschaft Farbenindustrie AG, Deutsche Erd-und Steinwerke GmbH и т.д.) — труда, приводящего к уничтожению. Стоит ли говорить о том, сколько денег было заработано немецкими бизнесменами на лагерниках, Несметные богатства! И государственное руководство тоже не было в обиде — уничтожались инакомыслящие, росло производство, оснащалась армия.

К слову, в многотомниках с материалами о преступлениях нацистов, выпущенных в ФРГ и ГДР, читатель найдёт немало упоминаний знакомых брендов. В онлайне вы найдёте только оглавление 40-томного труда, посвящённого процессам над пособниками Гитлера в Западной Германии. Здесь наиболее примечательны материалы о фирме HASAG (раз и два), и по сей день выпускающей линейку боеприпасов — от стрелкового оружия до ракет. Но куда более интересны страницы 27-ми томов о процессах в ГДР. Та же HASAG проходит там по трём делам. Но не это главное. Там же вы найдёте информацию об использовании труда лагерников на заводах процветающих ныне корпораций: Audi (точнее, её предтеча Auto Union), Mercedes-Benz, Volkswagen. При этом, только на Auto Union лежит ответственность за гибель 4.5 тысяч заключённых.

Помимо прочего, не только своим трудом были удобны заключённые. В системе концлагерей всё было организовано с чисто немецким прагматизмом. Как известно, у заключённых отнималось всё имущество — а это уже серьёзное пополнение государственной казны. На этом дело не останавливалось. У женщин сбривали волосы, которые шли на изготовление полотен, сеток и т.д. Для справки — только в освобождённом Аушвице советские солдаты обнаружили 7 тонн (!) волос. У убитых узников вырезались челюсти, из которых находчивые стражники выдирали золотые и серебряные зубы — они тоже подлежали строгому учёту, шли на переплавку. На заключенных же проводили опыты, двигая вперёд «арийскую науку» и т.д. То есть, «человеческий материал» использовался всеми выгодными способами.

holokost-vtoraia-mirovaia-voina-18
Обручальные кольца, изъятые у пленников Бухенвальда

Подчеркну и то, что о данной системе были в курсе лишь три стороны: сами заключённые, часть НСДАП и крупный немецкий бизнес. И если первые попросту не могли донести информацию до внешнего мира, то вторые и третьи свято хранили её ради соблюдения собственных интересов. Ведь при условии расширения территории Третьего Рейха промышленники и госаппарат видели для себя грандиозное будущее — новые источники ресурсов, рабочей силы, новые рынки сбыта.

Концентрационные лагеря стали крупнейшим бизнес-проектом в истории Германии и, возможно, в истории Европы. Именно он дал толчок к бешеному развитию для целого ряда нынешних транснациональных корпораций. Да, проект этот имел свои пределы — рано или поздно людской ресурс должен был истощиться. Но при условии постоянных завоеваний, потенциальных лагерников хватило бы на десятки лет вперёд.
При условии постоянных завоеваний, потенциальных лагерников хватило бы на десятки лет вперёд.

У читателя наверняка возникнет вопрос: бизнес-бизнесом, но почему жертвами этой коммерции на крови стали именно евреи? Ну, во первых, как уже было отмечено выше, поездка в немецкий концлагерь была отнюдь не прерогативой одних потомков Авраама. С тех же оккупированных территорий Германии, Польши, Греции, Советского Союза и прочих стран туда ссылались миллионы людей, вне зависимости от национальности. А во-вторых, на момент 1939-1940 годов евреи стали наиболее удобной мишенью: среди них было немало квалифицированных специалистов, людей состоятельных (напоминаю — имущество у заключённых изымалось), плюс не надо было заморачиваться с объяснениями касательно отправки их в концлагеря — евреи ехали работать на бизнесменов Третьего Рейха просто потому, что они евреи.

В результате то, что на первый взгляд выглядит слепым и эмоциональным уничтожением «иноплеменников» на деле оказывается лишь хитро спланированной схемой по наращиванию богатств.

К слову, далеко ли ушли от немецких концернов времён Второй мировой войны нынешние транснациональные корпорации? Использование дешёвой рабочей силы из развивающихся стран так и осталось источником максимизации прибылей сверхкрупного бизнеса. Международные организации публикуют доклады, согласно которым десятки миллионов людей используются в качестве рабов — и не в переносном, а в самом прямом смысле. Не брезгуют крупные компании и применением детского труда.

И будьте уверены — если нацистский эксперимент в том или ином виде повторится ещё раз, то это будет не плод фантазии полоумных шизофреников-наркоманов. Это будет способом крупного бизнеса повысить собственное благосостояние.

Андрей Рудой, источник: