Социально-экономический кризис в США обострится, если президентом станет Хиллари Клинтон. В финансовой сфере надут пузырь, размер которого превышает пузырь 2007 года. Его разрыв неминуем, тогда как возможности ФРС более ограничены, чем в 2008-2014 годах. Это вызовет массу негативных последствий для реальной экономики. Защитить ее от катастрофы может лишь протекционистская стратегия, продвигаемая Дональдом Трампом. Она расчистит рынок от импортных товаров и коренным образом изменит экономическую ситуацию в стране. Станет возможен перезапуск экономического роста. Об этом говорится в Докладе «Дональд Трамп и экономическая ситуация: стратегии кандидатов в президенты и Вторая волна кризиса в США».

Представляемый доклад подготовлен совместно Институтом глобализации и социальных движений (ИГСО) и лабораторией Международной политической экономии при Кафедре политической экономии и экономической истории РЭУ им. Г.В. Плеханова. Авторы доклада: Василий Колташов, Борис Кагарлицкий и Руслан Дзарасов.

Исследование затрагивает многочисленные проблемы американской экономики и общества, включая противоречия вызвавшие бунт рядовых сторонников Демократической и Республиканской партии. В свете фактов, иллюстрирующих состояние и перспективы экономики США, были были обобщены и проанализированы предложения обоих кандидатов в президенты, их программы и важные изменения риторики. Оценены перспективы политик ФРС, доллара и цен на нефть, возможности внешней поддержки американской экономики, состояние общества и корпоративного сектора. Особое внимание было уделено задачам, которые ставят перед собой финансовые элиты США.

Основные выводы:

1. Американский истеблишмент сделает все возможное для победы Хиллари Клинтон. Ее официальное избрание президентом является более вероятным, чем победа на выборах Дональда Трампа. Однако именно его критика экономической политики США и предложения по преодолению не признанного властями кризиса имеют значение для понимания ситуации, перспектив экономики США и остального мира. Позиция Трампа в целом отражает тот факт, что Вторая волна глобального кризиса добралась до Соединенных Штатов.

2. Опасность, исходящая от Трампа для правящих кругов США, состоит в его явном протекционизме, в готовности мобилизовать корпоративный фронт рабочих и предпринимателей реального сектора против диктатуры финансового капитала. В ходе своей кампании он стремился активизировать избирателей «Невидимой Америки», слои, которые включают почти половину населения США, но невидимы для традиционной социологии.

3. «Феномен Трампа» порожден кризисом либеральной экономической стратегии США, вызвавшей социальный кризис и бунт сторонников как Республиканской, так и Демократической партии. Преодоление Первой волны мирового кризиса в США было связано с оказанием банкам почти неограниченной финансовой помощи. Но это не устранило причин кризиса. Рост экономик стран БРИКС и других «развивающихся рынков» поддержал оживление в США, а также защитил доллар от сильного ослабления (аналогичного имевшему место в 1970-х годах), но в 2014-2015 годах ситуация изменилась: Вторая волна кризиса развернулась за пределами США, что привело к падению на фондовых рынках и снижению цен на нефть.

4. Рост влияния Трампа удалось остановить, только когда Клинтон взяла на вооружение популярную программу своего соперника по праймериз в Демократической партии — сенатора-социалиста Берни Сандерса. Социальная риторика Клинтон также снизила эффект от критики Трампом социально-экономической ситуации в США, и позволила отвлечь избирателей от его протекционистских предложений. В то же время демократы и американская масс-медиа ведут против Трампа самую грязную кампанию в новейшей истории США, обвиняя его в расизме, гомофобии, ненависти к женщинам и т. д. Несмотря на то, что эти обвинения являются откровенной и сознательной ложью, они достигают главной цели, которая состоит даже не в компрометации кандидата, а в отвлечении внимания избирателя от содержательной дискуссии по вопросам экономики.

5. В 2014-2016 годах положение в американской экономике ухудшилось. «Посткризисный рост» фактически прекратился. Было отмечено падение рентабельности корпораций, повышение их задолженности до уровня характерного для рецессии. В декабре 2015 года ФРС вынужден был поднять ставку до 0,25-0,5%. С «нулевой ставкой» от 0 до 0,25% было покончено. Это укрепило американскую валюту (инвесторы поверили в возможное дальнейшее повышение ключевой ставки). Но в 2016 году ФРС не повышал ставку, что способствовало росту цен на нефть и сохранению стабильности на фондовом рынке. В конечном итоге создавался благоприятный фон для продвижения Клинтон.

6. В 2015 году ФРС пришлось провозгласить политику повышения ключевой ставки, чтобы удержать ситуацию под контролем и сохранить приток капиталов в США. Еще ранее было свернуто «количественное смягчение». Однако ухудшение дел на мировом рынке и в американской экономике диктует ФРС возврат к массированному выкупу плохих активов у банков, при снижении расходов правительства и возможном, но не обязательном повышении ставки ФРС. Эта политика, вероятно, будет реализована администрацией Клинтон в случае ее избрания президентом. Она не имеет ничего общего с обещанием Клинтон создать миллионы рабочих мест и обеспечить создание социального государства в США.

7. Клинтон представляет интересы финансового капитала, и ее реальная экономическая программа вряд ли будет существенно отличаться от программы Обамы. Совершенно иные силы представляет Трамп. Он выступает от лица американских промышленников. Но его предложения по реформированию экономической политики страны не носят целостный характер, не продуманы в необходимой мере, хотя критика кандидата отражает реальное положение в экономике и общества. Трамп сознает, что никакие хитроумные меры ФРС и демократической администрации не могут предотвратить новый разрыв финансового пузыря. Он уверен, что ФРС более всего этот пузырь надувает, спасаясь от явного кризиса. Но такая политика не помешает пузырю лопнуть. Она лишь отсрочит неизбежное. В то же время, чем больше надувается пузырь, тем сильнее будет итоговый эффект разрыва.

8. Финансовый пузырь в США достиг в 2009-2016 годах невероятных размеров. Важнейшие биржевые индексы находятся или значительно выше пиковой предкризисной отметки (2007 год) или около нее (максимум пройден в 2014 году). При этом отмечается низкая чувствительность фондового рынка к проблемам экономики: в 2016 году биржевой рост происходил несмотря на снижение доходности корпораций и увеличения их задолженности до уровня характерного для рецессии. Подобное положение было достигнуто благодаря политике ФРС.

9. Биржевое падение в США, о котором неоднократно предупреждал Трамп, не только логично, но и неизбежно. Сгладить его может лишь сильное ослабление доллара, которое Трамп готов допустить. Высока вероятность более сильного биржевого падения, чем имело место в 2008-2009 годах. Одновременно с ценными бумагами вниз уйдут и цены на нефть. Это падение приведет к признанию факта поражения экономики США Второй волной мирового кризиса, уже накрывшей другие страны и приведшей к снижению сырьевых цен и показателей фондового рынка.

10. Даже если Трамп проиграет выборы, что весьма вероятно, его критика и предложения будут иметь большое значение для выработки предвыборной-антикризисной программы другим кандидатом или самим Трампом на следующем этапе политического цикла. Очевидно, что в ближайшем будущем дешевые деньги для банков США будут работать не так, как в годы преодоления Первой волны кризиса. Вторая волна экономического кризиса в США окажется намного тяжелее Первой волны. Американским властям будет сложно находить поддержку на внешних рынках, несмотря на все стремление взять под контроль ресурсы наиболее сильных экономик планеты (БРИКС и ЕС через партнерство).

11. Положение США осложняется огромным государственным долгом, почти достигающим 20 трлн долларов. Трамп подчеркивает: небольшое повышение, а тем более нормализация ставки ФРС (нормальной для экономики можно считать ключевую ставку 3-7%) приведет к бюджетной катастрофе. Правительство не сможет платить по долгам. Поэтому возможное небольшое повышение ставки в случае президентства Клинтон будет, скорее всего, связано с сокращением социальных расходов, что совершенно не соответствует ее предвыборным обещаниям. Их увеличение без коренных изменений в финансовой системе страны едва ли возможно.

12. Дебаты кандидатов в президенты показали слабость Трампа перед предложениями ввести в США бесплатное образование, оплачиваемые отпуска и реализовать иные меры улучшающие условия жизни трудящихся. Клинтон выступила в роли противника Трантихоокеанского партнерства и иных фритрейдерских проектов администрации Обамы, против которых она не возражала как член правительства. Неплохая ситуация на рынках как бы оправдала оптимизм Клинтон и показала малую обоснованность экономического пессимизма Трампа.

13. Трамп неоднократно предупреждал, что финансовый пузырь в США может разорваться в любой момент. Эта перспектива реально существует, и будет, вероятно, реализована в ходе ближайших лет. Удар кризиса придется и по реальному сектору США, помешать чему может только президент, реально стоящий на протекционистских позициях и заинтересованный в изгнании китайских и иных товаров с американского рынка. Все это является важнейшим элементом экономической программы Трампа и возможной его стратегией как главы США. Избегать рецессии в последние годы корпоративному сектору позволяло, «учитывая снижение внутреннего спроса, коллапс производительности, слабый рост реальных конечных продаж», только наращивание долга. Корпорациям было бы сложно заимствовать средства, если бы ФРС не разбрасывала «деньги с вертолета».

14. Трамп недоволен политикой ФРС и считает ее вредительской. Его критика ФРС носит более жесткий характер, чем его предложения по изменению ситуации в этой организации. Он не заинтересован пугать банки громкими заявлениями о возможном взятии ФРС под реальный контроль государства. Он также считает нужным разобраться с проблемой долга правительства, не уточняя каким образом должна произойти его «реструктуризация». Из этого следует, что (в случае избрания президентом) Трамп будет действовать по ситуации. Радикализм его решений будет зависеть от экономической ситуации и расклада сил в Конгрессе. И если Вторая волна кризиса в США выйдет из под контроля, то можно ожидать любых резких действий президента-республиканца, включая национализацию ФРС и списание 50% долга.

15. Трамп утверждает, что США израсходовали на войну с терроризмом 6 трлн долларов. На эти деньги, по его словам, можно было бы дважды провести восстановление американской экономики. Если он станет президентом, налоговые поступления не смогут дать нужных для оздоровления и перезапуска экономики средств. Эти деньги правительство должно будет создать с помощью эмиссии (через ФРС), впервые направив средства напрямую в индустрию, а не в банковскую сферу, откуда они в последние годы в немалой мере шли на рыночные спекуляции.

16. Трамп обещает сократить налоги для физических лиц. В этом он вполне верен республиканской традиции. Но все налоговые меры, как бы детально они не разрабатывались, вторичны по отношению к общему курсу. Иначе говоря, налоговая реформа дела Соединенных Штатов не поправит и рабочих мест не создаст. Экономический кризис не заметит перемен, сколь бы прогрессивны они ни были, если в дело не пойдут заградительные таможенные пошлины. Без них планы Трампа «развивать США с опорой на собственную энергетику и рабочую силу, а также на промышленность, в том числе металлургию и автомобилестроение» не могут быть реализованы.

17. Основой возможного роста американской экономики может быть только в росте благосостояния американцев. Расчистка национального рынка от импортных товаров, аналоги которых могут производиться в США, реально, а не как обещает Клинтон, даст американцам рабочие места и приведет к росту заработной платы. При этом неизбежной является девальвация доллара США, как переоцененной в силу финансовых игр валюты. Она может последовать уже в ходе взятия под контроль ФРС и ликвидации проблемы долга правительства. Эмиссии доллара кандидат от республиканской партии не боится и ослабления его тоже. Он не боится также требовать проверки работы ФРС.

18. Расчистка рынка США от импортных товаров приведет к увеличению на нем доли американских производителей. Фактически они получат возможность занять ниши ранее отданные китайским и иным производителям, что может сразу привести к росту производства, повышению спроса на рабочую силу при одновременном росте оплаты труда в ряде отраслей, что будет работать на общее увеличение потребления в США (на США примерно приходится 17% мирового импорта товаров и 12,5% мирового импорта услуг). Резкое ограничение заказа услуг за рубежом (наряду с товарами) даст американцам еще больше рабочих мест. США реально получат возможность побороть кризис и возобновить развитие, которое потребует социальных реформ и увеличения государственного регулирования экономическими процессами.

19. Битва с ФРС может оказаться главным делом Трампа, в случае его избрания президентом. Кандидат неоднократно заявлял: торговый протекционизм необходимо дополнить мерами по стимулированию внутреннего спроса, что требует сокращения выплат по государственному долгу. Позиция эта для Уолл-стрит неприемлема. Неприемлемым для банков также является отказ от участия США в одних и пересмотр участия в других торговых соглашениях, на чем настаивает Трамп. При этом, несмотря на возможную неудачу Трампа, нужно констатировать: он сумел реабилитировать протекционизм, доказав, что он является актуальной экономической политикой, необходимой как для промышленного восстановления США, так и для повышения уровня жизни американцев.

20. Вопреки критике прессой стены на границе США с Мексикой как абсурдной затеи Трампа, ее сооружение может оказаться выгодным. Предприятия в США и Мексике получат заказы, потребуется много рабочих рук, техники и материалов. Это вызовет мультипликационный эффект в экономике. Несмотря на странный характер этого проекта (гибридного с точки зрения соединения кейнсианства и заигрывания с обывательским консерватизмом), он важен для экономики. Трамп, если он станет президентом, может заменить его на аналогичный, но предполагающий сооружение полезных для экономики сооружений.

21. Первым следствием возможного избрания Трампа президентом станет обострение его конфликта с политическим классом и Уолл-стрит. Никто в США не позволит Трампу перестроить систему, если только она сама не перестанет работать в результате разрыва финансового пузыря. США нуждаются в переменах, но шансы на победу Трампа невелики. Даже если масса его симпатизантов из рабочего класса придет на выборы, результаты голосования могут быть подтасованы. Но даже проиграв Трамп внесет свой вклад в изменения экономической стратегии Соединенных Штатов, поскольку больший шанс на победу будет иметь следующий враждебный истеблишменту и банкам кандидат.

22. В случае избрания Клинтон президентом США, она окажется намного в более сложном положении, чем Обама. Нежелание обсуждать кризис и ложь избирателям дорого обойдутся ей, а также поддержавшим ее политикам из демократической партии (включая Берни Сандерса и других левых либералов). Арсенал антикризисных решений ее лагеря известен, и они мало помогут обычным американцам пережить Вторую волну кризиса. Положение может осложниться распространением протекционизма в других странах и потерей Вашингтоном контроля над регионами планеты, которым он не в состоянии предложить экономического роста и развития.

23. Обострение политического кризиса в США неминуемо. Только посредством его разрешения страна может выйти на новый этап своего развития. Это развитие будет связано с полным преодолением неолиберализма, необходимым и назревающим также в других государствах. Официально проиграв выборы, Трамп может не признать их законность, на что уже недвусмысленно намекал. В итоге развитие политических событий в США станет непредсказуемым.

Рабкор.ру